19:22 

Leverage

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Название: Leverage/Метод воздействия
Автор: DreamsofSpike
Перевод: Smothered Hope
Бета: magestic, Rebekka_L
Ссылка на оригинал: dreamsofspike.livejournal.com/141413.html
Пейринг: Хаус/Уилсон
Рейтинг: R
Жанр: ангст, BDSM
Ворнинг: это СЛЭШ
Саммари: 3 сезон, сразу после Words and Deeds. У Хауса появляется новый недостаток, и Уилсон принимает это слишком близко к сердцу.


Добавлена 3 глава - Control





читать дальше

@темы: переводы, слэш, фанфики

Комментарии
2009-03-12 в 20:08 

Потрясающий фик! Спасибо переводчику. И...проды, проды!

2009-03-12 в 20:25 

Североамериканский кролик-зануда, капитан Смоллетт, Australorp №2
Это очень необычно и это потрясающе! Браво автору и переводчику! С нетерпением жду продолжения.

2009-03-12 в 21:03 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Jain15, taniass
здорово, что вам понравилось!:) Фик и вправду необычный))
работа над продой вовсю кипит ;-)


SubZero ;)

2009-03-12 в 21:54 

I'm a fucked up bastard A sub-zero psycho, well I know
Smothered Hope ну, с почином! :friend2:

2009-03-13 в 01:29 

работа над продой вовсю кипит
Это точно) кипит и бурлит)Smothered Hope ,Magestic :cool:

2009-03-13 в 01:32 

истероидный бантик
арррр))Уилсон в гневе :buh:
интересно что дальше будет :shy:

2009-03-13 в 13:42 

Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру (с)
Немного не в тему, но никто не знает случайно фанфиков на французском языке? Я бы тоже попереводила, а то с английским у меня не очень...

2009-03-13 в 13:50 

Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру (с)
Я что-то запуталась, если идти по ссылке на английский вариант, то там написано, что это конец. Почему, тогда здесь сказано, что это первая глава?

2009-03-13 в 15:26 

sexual attraction? in this economy?
Аааа. Вау. Э... Блин. Ёлки. :wow2: Уилсон в ярости. Уилсон, тыкающий сигаретой в Хауса. Уилсон, контролирующий Хауса. БДСМ с Уилсоном. OMG. Это неописуемо. У меня нет слов. Вообще никаких. Я невменяема. :buh:
*отлепляет себя от клавиатуры и идет перечитывать*
Перводчику гранд мерси за это чудо :white: :beg:

2009-03-13 в 17:06 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Ооо! Уилсон - просто звэрр!)))
Smothered Hope Арлекин и Пьеро поменялись местами, а?))))
*мечтательно* ...кто бы меня так заставил бросить курить...:shuffle2::shame:

2009-03-13 в 17:40 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Magestic, Rebekka_L , с почином! :wine::rotate:
Hemimia, просто первая глава была для автора, так сказать, пробным шаром (one shot, как там написано);-)
Если нажмете тэг leverage рядом с аватарой автора, сможете пролистать все главы, нажимая forward и back внизу страницы))
Тёнка, очень рада, что Вы оценили:) Спасибо magestic, которая сподвигла меня на этот перевод (перевод некоторых из последующих глав будет принадлежать именно ей, как и 17 главы, уже выложенной здесь)
canis venator, ну, Уилсон, по его собственным словам, и так считает себя главным в их отношениях :D, в этом фике это показано намного более брутально и наглядно:D

2009-03-14 в 02:09 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Уилсон, по его собственным словам, и так считает себя главным в их отношениях
Это гиде упоминается?)) Чего-то я не помню! В сериале что ли? ...Ыыы

2009-03-14 в 05:26 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
ага. 4 сезон, в серии, где пациент копировал поведение окружающих)

2009-03-14 в 13:30 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Smothered Hope Обязательно посмотрю!!)
А вторая часть будет здесь же, или нет никакой части?)

2009-03-14 в 13:36 

Извиняюсь за офтоп. Но кто подскажет, вот со стороны Хауса на протяжении всего сериала мы наблюдали много слэша по отношению к Уилсону (это и фраза "I love you" и предложение романтического уикенда и много чего еще). Но вот со стороны Уилсона (именно по его инициативе) по моему мало. Подскажите, плиз, в каких сериях можно лицезреть сие действо.

URL
2009-03-14 в 14:48 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
canis venator, есть она, есть) И будет выложена совсем скоро;-)

2009-03-14 в 15:16 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Гость, если я Вас правильно поняла, то:
и предложение романтического уикенда и много чего еще
здесь "слэш" (я это слово намеренно беру в кавычки, ибо в сериале это же просто забавные проявления броманса, так?))))) был именно со стороны Уилсона, имхо. Ведь Хаус просто намекал на романтический ужин Уилсона с его якобы новой девушкой, а тот его не понял, сделав жест "ты и я???" , а потом резко сменил тему:D
2. В вырезанной сцене из пилотного эпизода он очень эротично схватил Хауса за трость:D
3. в 4 сезоне - их самый "слэшный" диалог, где после Хаусовского "Ты спишь со мной", он ответил "А что, мы - пара, почему бы нам стобой не встречаться?" Хоть речь и шла о Эмбер (Хаусе в юбке) - всё равно слэшно:D
ну, это что я вспомнила)))

2009-03-14 в 15:43 

Да... что-то я забыла про 4-й сезон... Но все же мне кажется, что Хаус Уилсона приглашал на уикенд, а не намекал на ужин Уилсона с его новой девушкой. Ведь он сказал, что этот уикенд мог бы все изменить (если я правильно помню). А зачем Уилсону что-то менять, если он якобы только начал с ней встречаться, а вот в их отношениях с Хаусом все могло бы измениться? Ну, эт я так, в анализ немного ударилась, хотя Ваша точка зрения тоже интересна

URL
2009-03-14 в 16:25 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
В вырезанной сцене из пилотного эпизода он очень эротично схватил Хауса за трость
Вы интригуете все больше) О_О Где можно посмотреть эту вырезанность?
Была когда-то серия (давно смотрел), где Хаус говорил, что он - гей. Но - в шутку.: )

2009-03-14 в 16:31 

canis venator , вырезанность- вот тут)
нижнее видео

www.diary.ru/~housefans/p63158576.htm#more2:heart:
Такие они там...ммм..:heart:

2009-03-14 в 20:44 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Rebekka_L ))Знаете, теперь после этого момента, я могу представить себе Уилсона таким, каким он был в этом рассказе. Да и Хауса такого... неожиданно робкого и легкомысленного.

2009-03-15 в 09:58 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Leverage, глава II

Название: Surrender/Капитуляция
Ссылка на оригинал: dreamsofspike.livejournal.com/142366.html
Рейтинг: NC-17
Саммари: Уилсон делится с Хаусом своими мыслями по поводу их взаимоотношений... и приводит маленький наглядный пример. Хаусу предстоит принять важное решение.




Дверь в кабинет Уилсона с грохотом распахнулась под резким ударом трости и ударилась о стену, чуть не проломив ее насквозь.

Нетерпеливым движением захлопнув ее за собой, Хаус ворвался внутрь и плюхнулся в кресло напротив Уилсона, устремив на него вопросительный взгляд.

Тот заполнял какие-то бумаги и даже не поднял головы, чтобы взглянуть на него.

- Ну, так какого черта произошло вчера вечером? - потребовал объяснений Хаус, твердо решивший не отступать, как бы
Уилсон ни старался его игнорировать. - Что это было?

Уилсон никак не отреагировал, продолжая писать.

Хаус поерзал в кресле, демонстративно устраиваясь поудобнее, и вопросительно приподнял бровь, упрямо складывая руки на груди. - Значит, для тебя это в порядке вещей, так? Когда ты злишься, то обычно прибегаешь к физическому воздействию или насилию. Или это что-то новенькое?

- Хаус, я занят. - Не отрываясь от бумаг, спокойно ответил Уилсон.

Протянув руку через стол, Хаус выхватил из его рук выписку из истории болезни, смял, и бросил через плечо.

- Бумажная работа может подождать. В данный момент мы должны обсудить что- то куда более важное.

Он привстал с кресла и подался вперед, опираясь рукой о столешницу:
- Ты поцеловал меня, Уилсон! - он закатил глаза и добавил с деланным изумлением, - Не хочешь об этом поговорить?

Но тот и бровью не повел. Так и не взглянув на Хауса, он потянулся за другой папкой и положил ее на стол перед собой.

- Сейчас не время это обсуждать, Хаус, - сказал он, - мне нужно работать.

- Какая забавная перемена ролей, - усмехнулся Хаус, - Обычно это ты пытаешься меня заставить говорить о том, что якобы у меня на уме. А как насчет тебя самого?

Цокнув языком, он неодобрительно покачал головой:

- Это просто нездорово, Уилсон. И, наверное, очень плохо для меня кончится. Кто знает? - он заговорил медленно, как будто про себя приходя к некоему печальному выводу, - В итоге, я могу остаться одиноким, несчастным наркоманом, с единственным другом… - он сделал паузу, и, нахмурившись, окинул Уилсона критическим взглядом, - Который проявляет все признаки глубокой психической и эмоциональной нестабильности.

- Не сейчас, Хаус.

Закончив писать, Уилсон закрыл папку и поднялся. Хаус хмуро наблюдал, как он подошел к шкафчику у стены, положил туда папку, закрыл его и, наконец, взглянул на своего друга.

- У меня встреча, поговорим позже, - снова отворачиваясь, Уилсон взялся за ручку двери.

- Нет, ты не уйдешь просто так, - Хаус поднялся на ноги и протянул руку, хватая его за запястье в попытке удержать.

Видимо, именно это и заставило Уилсона среагировать немедленно.

Круто развернувшись, он резким движением высвободился из хватки Хауса и обеими руками толкнул его к столу - не так сильно, чтобы причинить боль, но достаточно, чтобы тот потерял устойчивость, падая спиной на столешницу.

Хаус выронил трость, чтобы успеть опереться о стол обеими руками, в то время как Уилсон шагнул вперед, оказавшись между невольно разведенных ног Хауса.

Уилсон был ниже ростом, но с теперешней позиции Хауса он казался просто гигантом, возвышаясь над ним, с холодной, спокойной улыбкой на губах, от чего тот вдруг ощутил укол безотчетного страха.

А когда Хаус вспомнил о том, что именно Уилсон сделал с его сигаретой прошлым вечером, да и то, как он обошелся с ним сейчас, заставило его всерьез забеспокоиться.

Он инстинктивно дернулся, когда Уилсон поднял руку, но тот только ласково провел рукой его по волосам:

- Это не тебе решать, Хаус, - констатировал Уилсон, но в его спокойном голосе слышались раздраженные нотки.
Он помедлил, обдумывая свою следующую мысль, и мягко добавил: - Я понимаю, ты обеспокоен тем, что произошло вчера вечером, и заслуживаешь объяснений.

Но в данный момент я занят. Поэтому сейчас - не время и не место для разговора.

Говоря это, Уилсон вопросительно приподнял брови, в упор глядя на Хауса, который поймал себя на том, что согласно кивает.

- У тебя есть два варианта, Хаус, - продолжил тем временем Уилсон, не сводя с него глаз и не позволяя ему прервать зрительный контакт, - Ты можешь обо всём забыть и продолжать вести себя, как ни в чем не бывало. Но в этом случае, наша дружба окончена, потому что всё не может больше так продолжаться.

Хаус недоверчиво посмотрел на Уилсона, стараясь не показывать, что эти спокойные, оброненные как бы между прочим слова об их дружбе, заставили его почувствовать дурноту.

- Или же, ты можешь прийти вечером ко мне в отель, и мы поговорим. Я объясню тебе, что случилось вчера, и расскажу, что можно сделать, чтобы спасти наши отношения. Всё зависит от тебя.

Обескураженный всей этой ситуацией, Хаус, тем не менее, ухмыльнулся и упрямо вздернул подбородок:

- То есть, ты расскажешь мне, что я должен сделать, чтобы ты остался моим другом? А с чего ты взял, что эта дружба стоит для меня больше, чем самоуважение?

Во взгляде Уилсона была смесь жалости и нежности, когда он тихо ответил:

- Ни с чего. Я как раз и пытаюсь спасти твое самоуважение, Хаус... Или то, что от него осталось.

Глаза Хауса удивленно расширились, и он хотел было возмутиться, но Уилсон уже отвернулся.

- У меня встреча, - напомнил он, открывая дверь, - Не хочу опаздывать.

И вышел, не сказав больше ни слова, оставив Хауса кипеть от злости при мысли о том, что Уилсон вот так запросто может отдавать ему команды, и ожидать подчинения только потому, что он так сказал!

Дружба или нет - в любом случае, Хаус не собирался приходить вечером к нему в отель.

Он ни за что не даст своему другу повода думать, что тот может до такой степени контролировать его действия.

Нет, у Хауса было твердое намерение провести вечер дома, в компании телевизора и пузырька с викодином - точно так же, как и всегда.

@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@

2009-03-15 в 09:59 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Однако, несмотря на все свои планы, он каким-то образом очутился у двери номера Уилсона в семь часов вечера.

Прежде чем постучать в дверь, он мгновение поколебался, смутно ощущая, что этим действием будет поставлена некая точка.

Опасение боролось с любопытством; а поскольку этот короткий поединок происходил в голове у Хауса, то любопытство одержало безоговорочную победу.

Приняв решение, он постучал в дверь - три громких, коротких удара тростью.

После нескольких секунд напряженного ожидания, за которые Хаус уже почти решил развернуться и уйти, Уилсон открыл дверь.

К крайнему раздражению Хауса, в его самодовольной улыбке было столь мало удивления, что он моментально ощутил потребность сделать свое появление как можно более неприятным.

Он грубо протиснулся мимо Уилсона, направившись прямиком к холодильнику и вытаскивая оттуда бутылку пива.
Прежде чем закрыть дверцу, он вопросительно взглянул на него:

- Будешь?

Уилсон отрицательно покачал головой, молча, со сдержанным весельем в глазах наблюдая, как Хаус опять подходит к нему.

Хаус осторожно разглядывал его, пытаясь понять, что же в нем изменилось - потому что какие- то изменения определенно произошли.

Прежде всего, сам внешний облик Уилсона. Выглядел он сногсшибательно.

Темные джинсы и черная, с длинными рукавами рубашка навыпуск были совсем не похожи на его стандартную, застегнутую на все пуговицы униформу с галстуком.

Он был чрезвычайно спокоен и полностью уверен в себе.

Хаус почувствовал, как его желудок сделал короткое сальто, когда Уилсон с пониманием улыбнулся, разгадав его взгляд.

Хаус был полностью сбит с толку.

В попытке это скрыть, он небрежно пожал плечами:

- Тебе идет. А теперь мы можем поговорить? У меня такое чувство, что мне понадобится не одна бутылка, прежде чем этот разговор подойдет к концу. Лучше бы тебе начать прямо сейчас. После того, как ты ворвался ко мне домой и приставал ко мне самым наглым образом, тебе придется многое мне объяснить, Джимми, - он ухмыльнулся, - И я просто умираю от любопытства, как ты собираешься это …

- Хаус, - спокойно оборвал его Уилсон, однако в его голосе зазвучали стальные нотки, и Хаус невольно замолчал, ожидая его дальнейших действий.

Долго ждать не пришлось.

Уилсон взялся за спинку вращающегося кресла, стоявшего рядом у стола, и подкатил его поближе к Хаусу.

Пронизывающий взгляд его темных глаз не отрывался от лица Хауса, когда Уилсон обошел кресло и без колебаний вторгся в его личное пространство, приблизившись вплотную.

Его голос был очень тихим, когда он скомандовал с обезоруживающей мягкостью:

- Сядь…. и заткнись.

Хаус почувствовал смятение, его дыхание участилось, когда он заглянул Уилсону прямо в глаза. Но смятение было не единственным, что он почувствовал.

Мысленно он опять вернулся во вчерашний вечер, к сигарете и к тому, что Уилсон с ней сделал.

Его тело начало откровенно реагировать как на воспоминание, так и на властный, повелительный тон Уилсона - такой необычный, и такой интригующий.

Он понял, что хочет подчиниться, но только чтобы посмотреть, куда и как далеко зайдет Уилсон в своей игре.

Но тот вдруг сделал шаг назад, ослабляя напряжение между ними безразличным пожатием плеч:

- Или можешь развернуться и уйти, если хочешь, - предложил он обманчиво обыденным тоном, - Тебе решать, Хаус.
Некоторое время Хаус колебался, но спокойствие, с которым Уилсон вернул ему контроль над ситуацией, упростило ему выбор.

Медленно и осторожно он сел в кресло, не отрывая взгляда от Уилсона.

Тот кивнул, одобрительно улыбнувшись, и снова приблизился к сидящему Хаусу, который сразу же почувствовал себя не совсем уютно, глядя на него снизу вверх.

Хаус поднес было бутылку к губам, чтобы попытаться успокоить нервы, но прежде чем успел сделать глоток, Уилсон выхватил бутылку у него из рук, ставя на стол, чтобы Хаус не смог до нее дотянуться.

- Эй! - запротестовал тот, - мне это нужно!

- Нет, - отрезал Уилсон, посмотрев на Хауса очень серьезно, - Сейчас тебе нужно быть трезвым.
Хаус ощутил легкий приступ дурноты.

- Для чего?

- Сегодня тебе предстоит принять важное решение, - коротко ответил Уилсон.

По части загадочности он мог дать сейчас сто очков вперед самому Сфинксу.

Не говоря больше ни слова, он взял бутылку, подошел к холодильнику и поставил ее на место.

Нога Хауса начала нервно отстукивать по полу быстрый ритм, когда он принялся размышлять, долго ли еще Уилсон намеревается пытать его неизвестностью.

Наконец, тот подошел, снова встав напротив Хауса, устремляя на него оценивающий взгляд, и, мгновение поколебавшись, начал:

- Я прошу прощения за прошлый вечер.

Хаус настороженно разглядывал его:

- Да неужели.

- Да, - кивнул Уилсон, - Я поступил... необдуманно. Мне нельзя было так срываться, нельзя было причинять тебе боль... без твоего согласия. Без соответствующих инструкций…

- Инструкций? - слабо усмехнулся Хаус, - Кто-то издал брошюру, в которой подробно указано, когда и как сильно можно прижигать лучших друзей сигаретами?

Уилсон не стал спорить и защищаться, а просто быстро подошел к двери, широко распахнул ее театральным жестом, и чуть отодвинулся в сторону, давая понять, что не будет удерживать Хауса, если тот решит уйти.

Намек был немедленно понят, и Хаус поднял обе руки в примирительном жесте:

- Ладно, ладно. Уже заткнулся.

Уилсон молча закрыл дверь, повернулся к нему и Хаус с некоторым облегчением увидел в его глазах признаки неуверенности и уязвимости, впервые за короткое время их новых, странных взаимоотношений.

Его голос был мягким, почти умоляющим, когда он заговорил с обреченной, болезненной искренностью:

- Я больше не могу смотреть, как ты причиняешь себе боль.

Хаус уже открыл, было, рот, чтобы ответить, но тут же захлопнул, сообразив, что ответа у него нет.

Он не хотел признавать, что причиняет себе боль, но и отрицать этого тоже не мог. Уилсон знал его слишком хорошо.

- Я очень волнуюсь за тебя. Ты мой лучший друг, Хаус. И, думаю, ты понял, после вчерашнего... - он печально, почти застенчиво улыбнулся, - ...что мне хотелось бы большего. И я думаю…

Уилсон сделал паузу, обходя вокруг кресла Хауса и останавливаясь у него за спиной.

А потом интимным жестом провел руками по его плечам и шее.

- Я думаю… что и тебе тоже.

2009-03-15 в 10:00 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Хаус закрыл глаза, пытаясь сохранить дыхание ровным, в то время как Уилсон продолжал гладить его медленными расслабляющими движениями; легкие прикосновения его пальцев вызвали у Хауса реакцию, которую он немедленно постарался подавить. Нельзя дать Уилсону понять, какое преимущество он уже имеет в этой ситуации.

- С чего ты так решил? - спросил он, тщательно контролируя свой голос, в котором, тем не менее, появилась легкая дрожь.

Пока Хаус задавал этот вопрос, Уилсон опять обошел кресло и остановился перед ним.

Потом опустился на корточки, глядя ему прямо в глаза с лукавой, обезоруживающей улыбкой, и проводя рукой вверх по его бедру.

- О, даже и не знаю, - невинно пожал он плечами, а потом внезапно сжал доказательство желания Хауса так, что тот зажмурился, задохнулся и попытался остановить руку Уилсона, - Может быть, с этого?

В его голосе вновь прорезался металл, и тут же, без перехода, тон опять поменялся, когда он мягко приказал:

- Убери руки и опусти по сторонам, Хаус.

Руки Хауса дернулись, и он почти повиновался, но передумал. Он открыл глаза, нахмурился, но тут же снова сомкнул веки в ответ на медленную, настойчивую ласку Уилсона, и с трудом выдавив:

- П-почему... Почему я должен...

Его слова перешли в судорожный вздох боли и наслаждения, когда рука Уилсона опять крепко сжалась вокруг его скрытой одеждой эрекции.

Он привстал, запустил свободную руку в волосы Хауса и запрокинул его голову назад властным, повелительным жестом.
А потом наклонился совсем близко к его лицу, медленно и тщательно проговаривая каждое слово:

- Потому что я так сказал.

Он улыбнулся, когда член Хауса предательски вздрогнул под его рукой, и добавил, уже более мягко:

- А еще потому, что тебе это нравится, Хаус. Тебе нравится мой контроль, нравится подчиняться мне. Ты можешь сколько угодно это отрицать, но часть тебя определенно этого хочет. Ведь так?

Хаус не ответил, а только тяжело сглотнул и опять закрыл глаза, чтобы Уилсон не увидел в них правды.

Голос Уилсона зазвучал более низко, в нем появилась тихая угроза, когда он вновь отчеканил:

- Опусти. Руки.

Последовал долгая напряженная пауза, во время которой никто из них точно не знал, что сейчас произойдет - и тут Хаус медленно, пересиливая себя, убрал руки и опустил их по сторонам, как велел Уилсон, судорожно вцепившись в сидение кресла, чтобы удержать их там.

Уилсон улыбнулся.

- Хорошо, - тихо сказал он, явно довольный решением Хауса, - Хорошо, Хаус. Ты все делаешь правильно.

Говоря это, он продолжал поглаживать Хауса через джинсы, а другая его рука всё также удерживала его голову откинутой назад, что было немного неудобно, но не больно.

Это также являлось мягким, но настойчивым напоминанием того, кто здесь хозяин положения.

- Хочешь большего? - прошептал Уилсон.

Хаус кивнул, закусив нижнюю губу в попытке не запротестовать вслух, когда тот на секунду убрал руку с его ширинки.

Уилсон ловко расстегнул пуговицу на его джинсах, затем молнию, и его пальцы скользнули внутрь, крепко и властно смыкаясь на эрекции Хауса через нижнее белье.

Хаус подавил стон от усилившейся интенсивности ощущений, его руки дернулись, еще крепче сжимая края сиденья.

- Это логично, - медленно, соблазняюще прошептал Уилсон, ослабляя хватку и продолжая постепенно доводить Хауса до еще большего вожделения.

Его голос звучал сердито и немного раздраженно, когда он продолжил:

- Тебе всегда нужно держать всё под контролем... всегда доказывать, что ты такой сильный, такой неуязвимый, что ты ни в ком не нуждаешься…

С этими словами он резко провел ногтями вдоль члена Хауса, и тот не смог подавить сдавленного вскрика от неожиданно грубого прикосновения и от сдержанной угрозы в голосе Уилсона.

Но тут, его рука и голос одновременно смягчились, снова став нежными и ласковыми.

- Вот зачем тебе это нужно, Хаус. Эта... капитуляция. Эта возможность позволить еще кому-то взять бразды правления в свои руки, чтобы тебе не нужно было постоянно быть таким сильным... таким осторожным...

Его голос понизился до обольщающего шепота, а губы приблизились настолько, что почти касались уха Хауса, когда Уилсон сжал кулак вокруг его пульсирующего члена.

- И не говори мне, что ты этого не хочешь…

Хаус попытался восстановить хоть какую-то часть самоконтроля, открыв затуманенные глаза, чтобы встретить выжидательный взгляд Уилсона, и слабо, абсолютно неубедительно выдохнул:

- Я…н-не…хочу этого..

Уилсон только улыбнулся, в его темных, всё понимающих глазах был огонек сдержанного смеха.
- Все лгут... а сейчас лжешь ты, - мягко обвинил он.

Улыбка Уилсона медленно погасла, а рука пришла в движение, еще быстрее приближая Хауса к грани. Попутно он продолжал излагать свои мысли.

В его тихом голосе была забота и любовь, другой рукой он легко и нежно гладил Хауса по лицу и волосам.

- Я хочу дать тебе то, в чем ты нуждаешься, Хаус. Я хочу помочь тебе. Я хочу быть тем, кому ты сможешь довериться и передать контроль над собой. Я хочу использовать это, чтобы помочь тебе уйти с пути саморазрушения, который ты для себя избрал. Дай мне снять часть этого груза с твоих плеч, Хаус. Позволь мне решать за тебя. Я могу помочь тебе, я знаю, что могу… но ты должен мне это позволить.

Он провел рукой по всей длине члена Хауса вниз и круговыми движениями кончиков пальцев начал ласкать головку.

Его голос стал хриплым от собственного возбуждения, когда он наклонился чуть дальше, обжигая горячим дыханием чувствительный участок кожи за ухом Хауса:

- Отдайся мне.

С последними словами Хаус полностью лишился последнего подобия самоконтроля, и оргазм накрыл его с головой.

Он издал полузадушенный всхлип, обессилено падая в кресле, и соскользнул бы на пол, если бы Уилсон не удержал его, подхватив под руки.

И продолжал держать, пока пытающийся отдышаться Хаус приходил в себя.

Когда его зрение и мысли вновь приобрели относительную четкость, Уилсон отпустил его и выпрямился.

Хаус искоса, смущенно взглянул на него, трясущимися руками застегивая джинсы.

В его голосе также была легкая дрожь, когда он заявил:

- Ты же отдаешь себе отчет в том, что существует большая вероятность того, что ты спятил, правда?

Грустно улыбнувшись, Уилсон кивнул.

- Да, - не стал скрывать он. - Но также существует огромная вероятность того, что я прав. И у этой теории есть весьма серьезные подтверждения.

Хаус отвернулся, и его лицо заливал румянец, когда он неуклюже поднялся на ноги.

Он тряхнул головой, пытаясь мысленно переварить то, что Уилсон только что сказал и сделал.

- Ты же не можешь всерьез ожидать от меня, что я… сделаю ...что? Покорюсь твоей воле?

В его последних словах была нарочитая ирония, когда он приподнял бровь, с сомнением взглянув на Уилсона.

- Зависит от тебя, - мягко пожал плечами тот, садясь на краешек кровати, - это только твой выбор.

И очень серьезно добавил:

- Но я отказываюсь наблюдать, как ты медленно убиваешь себя, Хаус. Ты можешь позволить мне помочь тебе, или найти кого-то другого, кто поможет тебе… или… - он сделал паузу, в его глазах появилась боль, когда он закончил, - или ты можешь найти кого-то другого, кто будет наблюдать за твоим самоуничтожением, шаг за шагом. Потому что с меня хватит.

Хаус молчал, отрезвленный этими словами и твердой решимостью, которую в них услышал.

История с Триттером, недавняя передозировка, все эти мрачные перипетии, через которые им пришлось пройти, определенно переполнили чашу терпения Уилсона.

Взглянув в глаза своего друга, Хаус окончательно понял, что слова Уилсона более чем серьезны.

- Я знаю, что тебе нужно это обдумать, - с понимающим кивком сказал Уилсон, отводя взгляд, - Я знаю, что это будет непростым решением. Если мы на это решимся… Это ведь не игра. Не то, от чего ты сможешь просто отвернуться, делая вид, что ничего не было... Я понимаю, что тебе потребуется время на размышления.

Он сделал паузу, снова поднимая глаза на Хауса:

- Я даю тебе двадцать четыре часа.

Хаус с замиранием сердца смотрел на него, молча ожидая дальнейших разъяснений.

- Если ты решишь, что можешь попытаться… позволить мне помочь тебе, - Уилсон говорил тихо и серьезно, глядя прямо в глаза Хаусу, чтобы удостовериться, что тот все понимает, - То приходи ко мне завтра в это же время. Если не придешь, я пойму твое решение.

Хаус слегка нахмурился, озадаченный, и, кивнув в молчаливом согласии, направился к двери.

Прежде чем выйти, он остановился, и, обернувшись, мягко сказал:

- Не удивляйся, если не увидишь меня завтра. Я чувствую себя не очень уютно, позволяя другим людям принимать решения за меня, вне зависимости от степени моего доверия к ним, - он сделал паузу, указывая тростью на свою больную ногу, - Потому что в последний раз это не очень хорошо для меня кончилось.

Уилсон молча, с пониманием, кивнул. Но Хаус знал, что это ничего не меняет в отношении сказанного им ранее.
Знал, что если не придет завтра вечером, это будет означать конец их дружбы.

Ему всего лишь предстояло решить, стоит ли Уилсон риска.

2009-03-15 в 14:36 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Эта глава - поразительно трогательная по сравнению с предыдущей. И просто обязанна существовать и третья, где Хаус придет к нему "завтра в это же время")) Очень понравилось поведение Уилсона. Да и Хаус - почти такой, какой есть. И только Уилсон имеет конроль над ним! Нет бога кроме Аллаха!)

2009-03-15 в 17:33 

обязанна существовать и третья, где Хаус придет к нему "завтра в это же время"))

:heart:canis venator , вы знали, вы знали!!!

Меня совершенно нипадеццки разбирает от этого фика. Я в самом деле могу себе это все представить, совершенно без ощущения ООС. А если глянуть вот на эту фотку молоденького РШЛ, правда, не из "Хауса", но все равно... Ох, уносите меня...

s53.radikal.ru/i140/0902/f4/d320387ae204.jpg

2009-03-15 в 17:54 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
где Хаус придет к нему "завтра в это же время"))
конечно придет, куда он денется((( (грустный смайлег, ибо только что доперевела третью главу, и чот мне так стало жалко Хауса...
зы. Ребекка, подредактирую и отправлю тебе для беты, через magestic, как всегда ;-)

А если глянуть вот на эту фотку молоденького РШЛ, правда, не из "Хауса", но все равно... Ох, уносите меня...
Щас как раз смотрю Общество мертвых поэтов))) Блин, какой же там РШЛ! Молоденький, худенький, хрупкий, просто чудо какое-то:heart:

2009-03-16 в 01:05 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
ибо только что доперевела третью главу
ЫЫЫ так она все же Есть!!)) Уилсон таки изнасилвал ево по полной?!

2009-03-16 в 11:22 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
можно и так сказать... Морально.

2009-03-16 в 15:08 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Rebekka_L Фотка действительно сногсшибательная. Меня тоже унесли, когда я понял, что это - подлинность, а не монтаж))

2009-03-17 в 21:52 

canis venator , это конечно не монтаж, а ,если не ошибаюсь, кадр из фильма "Свингующие".Он там тако-о-о-ой!:inlove:

2009-03-18 в 17:36 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
хмм.. на второй странице 1 глава совсем не в тему... Как бы ее убрать? Чот не рискую простым редактированием, вдруг и из первой уберется...:conf2:

2009-03-18 в 17:38 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Leverage, глава III

Название: Control\Контроль
Ссылка на оригинал: dreamsofspike.livejournal.com/143132.html
Перевод: Smothered Hope
Бета: Rebekka_L
Рейтинг: R
Саммари: Хаус принял их с Уилсоном договоренность. Уилсон обозначает основные условия.




Неудивительно, что на следующий день Хаус оказался у двери Уилсона за пять минут до означенного срока.
Тот молча открыл ему дверь, и Хаус невольно опустил глаза, увидев его понимающую улыбку.
Он прошел в комнату, и, неуклюже встав посередине, устремил на Уилсона неуверенный взгляд, как бы спрашивая, что ему делать дальше.
Кивнув на небольшой диван в углу, тот ласково предложил:
-Присаживайся.
Хаус подчинился без колебаний. Он сел, скрестив руки на груди в жесте подсознательной защиты, настороженно глядя на Уилсона и явно теряясь в догадках, что же произойдет дальше.
На его очевидную подозрительность Уилсон ответил ободряющей улыбкой, и сел рядом.
Хаус не отвечал, но и не сопротивлялся, когда тот положил руку ему на затылок и медленно наклонился, чтобы поцеловать, настойчиво преодолевая языком барьер из губ и зубов Хауса.
Уилсон позволил длиться поцелую еще пару мгновений, прежде чем отстраниться и с тихим обожанием взглянуть ему в глаза.
-Я рад, что ты пришел, - признался он.
Хаус медленно сглотнул, все еще ощущая вкус Уилсона у себя во рту.
Тепло руки Уилсона, до сих пор лежащей на его на затылке, вызывало какое-то странное трепетание в животе Хауса.
Опустив глаза, он проговорил, необычно тихо и смущенно:
-Я, эээ...никогда и не думал, что ты гей. Ни разу не заподозрил. За всё время.
Уилсон мягко рассмеялся:
-А мог бы и догадаться. Три неудачных брака тебе совсем ни о чем не говорят?
-Они говорят мне, что ты не способен хранить верность ни одной женщине.
Ну, да, - он посерьезнел, когда Хаус снова поднял на него взгляд, - Ни одной женщине.
Уилсон помолчал, наблюдая, как глаза Хауса расширились при этих словах.
Подождав, пока сказанное хорошенько дойдет до его сознания, он добавил, коротко пожав плечами:
-Так или иначе, я давно догадался, что ты - би.
Хаус пожал плечами в ответ, имитируя полное отсутствие удивления:
-Не то, чтобы я намеренно пытался это скрыть. Просто так уж вышло..., что обычно я предпочитал женщин.
Рука на затылке Хауса неожиданно потяжелела, и Уилсон поцеловал его снова, на этот раз куда с большей агрессией.
Когда Хаус попытался дотронуться до него, тот перехватил его руку за запястье, не отпуская и не прерывая поцелуй до тех пор, пока Хаус не начал задыхаться.
-Я тоже, - так же тяжело дыша, с нажимом произнес Уилсон.
Его глаза сверкнули чем-то вроде ревности, когда он собственническим жестом провел ладонью по выпуклости спереди джинсов Хауса.
Не сводя с него глаз, тот проглотил невесть откуда взявшийся комок в горле и кивнул:
-Да, - признал он, - и ты, очевидно, тоже.
Уилсон ухмыльнулся, явно довольный ответом Хауса.
-Это же ты у нас вроде бы самый наблюдательный. А ведь мне всё было ясно чуть ли не с первого дня нашего знакомства, - не без ехидства сообщил он.
Его улыбка стала более задумчивой, а взгляд помрачнел, когда он добавил:
- Но мне понадобилось немного больше времени, чтобы осознать...твои... более специфические потребности.
Дело в том, - Уилсон сделал паузу, на секунду отворачиваясь в сторону, - что у меня тоже есть свои особые потребности. И я действительно думаю, что наша договоренность будет выгодной для нас обоих.
Всё еще необычно молчаливый, Хаус не стал задавать вопросов или возражать.
Он просто сидел и смотрел на Уилсона, ожидая... чего-то.
Он не был уверен, чего именно.
-Иногда я устаю быть Хорошем Парнем, Хаус, - признался Уилсон.
-Я не в силах повлиять на исход своей работы. Я пытаюсь спасти пациентов..., так стараюсь облегчить их страдания, - в его глазах появилась боль, - Но так или иначе - все они умирают.
Горестно покачав головой, он снова отвернулся.
-То же самое всегда происходило и в моей личной жизни. Так много всего, что я не в состоянии контролировать, и я чувствую, что мне просто необходимо обрести контроль. Хоть над чем-то, понимаешь?
Снова встретившись взглядом с Хаусом, он положил руку на его бедро и медленно провел по нему вверх, ожидая ответа.
-Надо мной, - хриплым шепотом заключил Хаус, и его взгляд тут же метнулся к губам Уилсона, когда тот придвинулся ближе.
Уилсон медленно кивнул, перебирая волосы на затылке Хауса.
Другой рукой он нежно сжал его бедро, а потом стал легонько поглаживать.
Он улыбнулся, когда Хаус закрыл глаза с коротким, судорожным вдохом, напрягаясь всем телом от его прикосновения.
По-хозяйски сжимая руку в его волосах и чуть дергая его назад, Уилсон наклонился совсем близко и прошептал:
-Ты мне нужен, Хаус.., и я тебе нужен, хочешь ли ты признавать это или нет. Это может быть так...так...приятно для нас обоих...
Уилсон опять поцеловал его, медленно заваливая на диван и удерживая там.
Тело Хауса мгновенно отозвалось на это мягкое принуждение.
Страстно отвечая на поцелуй, он выгнулся в отчаянной попытке прижаться к Уилсону - но тот игриво подался назад, улыбнувшись в губы Хауса, прежде чем углубить поцелуй.
Через некоторое время задыхающийся Хаус нехотя оторвался от Уилсона, и пристально посмотрел на него, как будто о чем-то размышляя.
Тот нахмурился, вопросительно приподняв бровь.
-Значит, вот так мы будем играть в эту игру? - едва отдышавшись, спросил Хаус - Ты отдаешь приказы, определяя: что, когда, и в каких количествах мне положено? Я теперь что- то вроде...твоей собственности, или типа того?
Уилсон застыл.
Желудок Хауса сжался в комок, когда он увидел холодную ярость в его глазах.

2009-03-18 в 17:39 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Физически, Хаус сейчас находился в куда менее выгодном положении, и ему на секунду показалось, что только это удержало сейчас Уилсона от причинения ему боли - физической или моральной...
Он на самом деле не верил, что Уилсон вообще на такое способен , и тем не менее, невольно вздрогнул, когда пальцы Уилсона сомкнулись на его предплечьях, заставляя их вздрагивать:
-Это не игра, Хаус! - отчеканил Уилсон, но в его голосе слышалась нотка отчаяния, - Это - реальность. Ты стремительно катишься по наклонной - а в последние две недели ты достиг апогея в своей тяге к самоуничтожению – и кто-то уже давно должен был взять тебя под контроль, чтобы ты не убил себя! Кто-то, кому ты небезразличен.
Он подчеркивал каждое слово, снова и снова встряхивая его, и игнорируя слабые попытки Хауса освободиться:
-Это очень серьезно, и я не позволю тебе относиться тебе к этому как к шутке!
Уилсон не хотел успокаиваться. Он был зол и расстроен. Он хотел, чтобы до Хауса дошла вся серьезность ситуации.
Однако испуг в глазах его друга заставил его остановиться.
Ему хотелось, чтобы Хаус уважал его, и его роль во всём этом, но он не хотел, чтобы тот его боялся.
Медленно отпустив Хауса, он отодвинулся, снова садясь на диван, и глубоко вздохнул, пытаясь восстановить хладнокровие.
Когда Уилсон снова, на этот раз неуверенно, взглянул на Хауса, его сердце сжалось.
Стараясь не смотреть на него, Хаус тоже сел - медленно, напряженно и отодвинувшись от него
чуть ли не на фут.
-В общем..., - еле слышно, подавленно начал он, - .. тогда ответом будет - "да". Ну, по поводу всего этого... Насчет "собственности".
Смягчившись при этих словах, Уилсон снова вздохнул.
Он подвинулся к Хаусу, ласково положив руку на его колено.
Тот мгновенно напрягся, однако не отпрянул.
-Хаус, нет, - поспешил заверить его Уилсон, - Я не имел в виду ничего такого. Всё будет только с твоего согласия, и ты имеешь полное право разорвать это соглашение и уйти в любой момент.
Он помолчал, прежде чем мягко добавить:
- Но я все же, я надеюсь, что ты не уйдешь, потому что это ради твоего блага.
Подождав, пока Хаус осторожно поднимет на него взгляд, он произнес:
-Ты падаешь прямо у меня на глазах, Хаус. Всё что я хочу - это поймать тебя.
В его дрожащем, словно от сдерживаемых слез, голосе, звучали как любовь, так и решимость.
Хаус вздрогнул.
Его глаза расширились от изумления, и он тяжело сглотнул, отведя взгляд в сторону прежде, чем Уилсон смог заметить в них подозрительный огонек.
Хаус не спорил, но и не высказывал согласия.
Однако спустя какое-то время он кивнул, медленно поднимая на Уилсона нерешительный, почти робкий взгляд, закусывая уголок нижней губы.
Уилсон подавил дрожь вожделения, вызванного увиденным, изо всех сил стараясь не потерять контроля над ситуацией, который был просто необходим для этого разговора.
Он опустил глаза и поднялся на ноги, сразу же поворачиваясь к Хаусу спиной.
Нужно просто стараться не замечать..некоторых вещей...пока, - напомнил он себе. Сосредоточиться на том, что действительно важно. Будет очень много времени...для всего остального...но - позже..
-Значит, вот как всё будет, - начал он тоном, в котором была спокойная категоричность, снова поворачиваясь к Хаусу с решительно скрещенными на груди руками, но стараясь не смотреть ему в глаза, - Все не так давно принятые тобой решения были далеко не самыми лучшими. И я не уверен, способен ли ты принимать адекватные решения сейчас. Поэтому теперь я буду принимать их за тебя.
Он всё же решился поднять глаза на Хауса, чтобы встретить его взгляд и убедиться, что до него дошло.
И добавил:
-Каждое из них.
С усмешкой, тот закатил глаза:
-Ну, да. Вот так просто взять и ...
Он не успел договорить, как Уилсон метнулся к нему, и его слова перешли в болезненный вскрик, когда тот схватил его за волосы и дернул его голову назад.
Глаза Уилсона опасно сверкнули, когда он взглянул на Хауса сверху вниз, отчеканив:
-Молчать, когда я говорю, - он сильнее сжал руку в волосах Хауса, и тот вздрогнул, подавляя возглас протеста.
-И не перебивать, пока я не закончил. Это ясно?
Прекрасно отдавая себе отчет в том, что это была маленькая проверка их соглашения, Уилсон затаил дыхание в ожидании реакции.
Судя по всему, Хаус тоже это понял. После некоторого колебания он, сжимая руки в кулаки и напрягаясь как гитарная струна, наконец, ответил, необычно тихо и послушно:
- Да... Да, Уилсон. Ясно, - мгновение поколебавшись, Хаус поднял голову, пронзая его дерзким взглядом. Это сочетание покорности и мятежа тут же дало мощный заряд возбуждения в пах Уилсона, - Прости меня.
Уилсон молчал какое-то время, держа Хауса за волосы ровно столько, чтобы дать понять, что не собирается его отпускать - и ослабил хватку, превратив ее в нежное поглаживание.
Хорошо, - прошептал он,- Очень хорошо.
И продолжил:
-Ты согласился на это, Хаус. Это означает, что тебе нужно научиться передавать власть над собой в чужие руки. То есть - в мои.
Тот не перебивал, но его полный сомнения взгляд был красноречивее слов.
-Я могу сделать некоторые поощрения... невероятно приятными для тебя..., - ласково уверил его Уилсон.
В его голосе появилась нотка чего-то непристойного, когда его ладонь скользнула под рубашку Хауса снизу, нежно поглаживая его живот, чтобы опуститься еще ниже и поиграть с поясом его джинсов.
И тут он резко притянул Хауса за ремень, и непристойность в его голосе сразу же сменилась тихой угрозой, когда он добавил:
- ...а последствия неподчинения... очень, очень неприятными.
Хаус хоть и не отпрянул, но упрямо вздернул подбородок; несмотря на это, Уилсон хорошо видел тень неуверенности в его глазах.
В голосе Хауса была легкая дрожь, когда он спросил:
-Внезапно ты решил, что имеешь право сделать из меня марионетку, каждый раз дергая за нужные веревочки?
- Нет. Внезапно это право у меня просто появилось, - мрачно отпарировал Уилсон.
И добавил уже более мягко, наклоняясь к нему так близко, что Хаус мог чувствовать его дыхание на своей шее:
-Но ты можешь отобрать его у меня. В любой момент.
Он отодвинулся от Хауса ровно настолько, чтобы с вызовом посмотреть ему в глаза.
Его голос перешел почти в шепот, когда он медленно, нехотя убрал руки с талии Хауса, поднимая их перед собой в жесте капитуляции:
-Ты можешь просто встать и уйти. Если захочешь.
Долгое, напряженное мгновение Хаус молча смотрел на него, и покорно опустил голову.
-Хорошо, - Уилсон приложил все усилия, чтобы подавить вздох облегчения.
-Всё будет следующим образом: я беру твою жизнь под контроль, устраняя привычки, которые разрушают ее. Ты мне полностью подчиняешься. Я приказываю - ты выполняешь. Ты должен говорить мне только правду..слушать меня.. уважать меня. За послушание будут предусмотрены поощрения, а за неповиновение и неуважение - наказания.
-Наказания? - поднял брови Хаус, явно стараясь не показывать паники.
-Я не собираюсь практиковать причинение тебе физического вреда, - заверил его Уилсон, - И не сделаю ничего без твоего на то согласия. Опять же, если ты вдруг передумаешь...всё, что тебе нужно будет сделать - это просто отказаться.
-Всё это...насчет управления каждым аспектом моей жизни...может быть проблематично на работе.
Хаус с осторожным любопытством взглянул на Уилсона, ожидая, каким будет ответ.
-На работе всё будет как всегда, - спокойно объяснил тот, - Ты остаешься сволочью, а я остаюсь твоим терпеливым, понимающим другом. Но все команды, которые я отдаю тебе дома...должны выполняться и в течение рабочего дня. Например, количество принимаемых наркотиков..
Явно занервничав при этих словах, Хаус нахмурился и опять опустил глаза:
-Я..Я не уверен...
Вновь придвинувшись к нему, Уилсон успокаивающе погладил его предплечья.
Когда Хаус поднял на него нерешительный взгляд, он заговорил, тихо и ласково:
-Я никогда не сделаю и не попрошу того, что может повредить тебе, Хаус. Я хочу, чтобы ты мне поверил. Эта договоренность нужна нам обоим, я это точно знаю. Я просто прошу тебя довериться мне. Полностью.
Дыхание Хауса участилось как от близости Уилсона, так и от проникновенности его слов.
Он поочередно смотрел то в глаза, то на губы Уилсона, и тот опять мягко толкнул его на диван, целуя требовательно и крепко.
Хаус с готовностью ответил на поцелуй, его дрожащие руки потянулись к талии Уилсона, притягивая его ближе и сжимая в объятии.
Через некоторое время, Уилсон нехотя оторвался от Хауса, и в его глазах появилось беспокойство. Он явно ждал ответа.
Хаус открыл было рот чтобы что-то сказать, но почти тут же закрыл.
Мучительно поколебавшись, он покачал головой и, взглянув Уилсону в глаза, тихо признался:
-Ты..Ты же знаешь меня, Уилсон. И, наверное, уже понял, что то, о чем ты просишь...невозможно.
И еще тише, виновато добавил:
-Не думаю, что смогу довериться тебе до такой степени.
-Если не сможешь - я пойму, - мягко, успокаивающе ответил Уилсон, опять кладя руку на его затылок жестом, в котором была и любовь, и властность одновременно. - Ты можешь отказаться от этого в любой момент. Всё, о чем я тебя прошу - это лишь попытаться.
У Хауса был все еще неуверенный и чуть-чуть испуганный вид, когда он опять посмотрел на Уилсона, надеясь увидеть в его глазах ...он и сам не знал, что именно.
Наконец, очень медленно, он кивнул, опуская голову.
-Хорошо,- прошептал он, -Я согласен.
Уилсон улыбнулся, стараясь не показывать, насколько он обрадован.
- Я обещаю тебе, - прошептал он, приподняв подбородок Хауса, заставляя его посмотреть себе в глаза, - что тебе не придется об этом жалеть.
Хаус издал нервный смешок:
-В этом надо еще убедиться.
-Ну что ж... тогда давай, устроим маленькую демонстрацию.
Уилсон поднялся на ноги, и его улыбка исчезла. Он был абсолютно серьезен.
Хаус, с необычной для него беззащитностью в расширившихся глазах настороженно наблюдал, как Уилсон сделал шаг назад и оценивающе окинул его взглядом.
-Вставай, - ласково приказал он.
Какое-то время Хаус пристально смотрел на него, прежде чем взять трость в дрожащую руку и медленно подняться.
-Хорошо.
С одобряющей улыбкой, Уилсон кивнул. И отдал следующую команду:
-А теперь... Раздевайся.

2009-03-18 в 19:58 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Третья часть не понравилась(

2009-03-18 в 22:18 

I'm a fucked up bastard A sub-zero psycho, well I know
хмм.. на второй странице 1 глава совсем не в тему... Как бы ее убрать? Чот не рискую простым редактированием, вдруг и из первой уберется... под кат её спрячь, да и всё :)

2009-03-18 в 22:20 

I'm a fucked up bastard A sub-zero psycho, well I know
canis venator есть такое дело... много диалогов и мало действия) 4 будет лучше, ждите

2009-03-19 в 00:35 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Будем верить и надеяться.

2009-03-19 в 02:02 

аррр))заинтриговали :) ждём что будет дальше

2009-03-20 в 18:30 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
не получилось убрать под кат, почему-то(((
Фууух/выдохнула/ поехали дальше:

Leverage, глава 4

Название: Trust\Доверие
Ссылка на оригинал: dreamsofspike.livejournal.com/144420.html
Перевод: magestic
Бета: Rebekka_L, Smothered Hope
Рейтинг: NC-17!
Саммари: Уилсон проводит для Хауса своеобразный тест, как на подчинение, так и на доверие. Но... пройдет ли сам Уилсон тест Хауса?

2009-03-20 в 18:31 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
- Раздевайся!
От этой команды, отданной тихим, но твердым голосом, Хаус замер. Желудок свело в мгновенном спазме страха и ожидания.
Взволнованный взгляд жадно обшаривал лицо Уилсона в надежде найти малейший признак уступки... но его там не было и не могло быть.
- И что?- Хаус старался говорить коротко и решительно, чтобы замаскировать дрожь в голосе, - ты любишь наблюдать? Это на тебя похоже - сохранить за собой все преимущества, и в то же время сделать меня уязвимым только для того, чтобы развлечься...
Глаза Уилсона потеплели, но решимости в них не убавилось ни на йоту, даже когда он сдвинулся наконец с места и подошел к Хаусу совсем близко.
И хотя Хаус ничем себя не выдал, его внутреннее напряжение от этого только усилилось.
Эта новая, повелительная составляющая личности Уилсона была для него загадкой, и у него не было ни малейшего понятия о том, чего теперь следовало ожидать и чего опасаться.
Предположить, что Уилсон собирается на самом деле причинить Хаусу боль, было немыслимо.
Но, тем не менее, как бы хорошо он не разбирался в людях, те всегда находили неожиданные способы снова и снова удивить его, и, как правило, самым неприятным и болезненным образом.
Но, во всяком случае, именно в данный момент инстинкты Хауса подсказывали ему, что пытаться разозлить Уилсона прямо сейчас - это не самая удачная идея.
Хаус напрягся еще больше, но не дернулся назад, когда Уилсон мягко приобнял его за плечи и начал плавными успокаивающими движениями поглаживать его руки от предплечий до запястий и обратно.
При этом он продолжал смотреть Хаусу в глаза - пристально и жестко.
- Это вовсе не для моего развлечения и уж тем более - не для преимущества, - голос Уилсона звучал расслабляюще ласково, когда он все же ответил Хаусу. - Я просто хочу удостовериться, что ты полностью мне доверяешь, и что ты будешь делать все, что я скажу. Можешь считать это тестом на подчинение. Если ты пройдешь его удачно, ты поймешь, что я совершенно не собираюсь злоупотреблять твоим доверием и моим, как ты выражаешься, превосходством. Договорились?
Хаус молча опустил глаза, прежде чем снова встретить уже чуть менее решительный взгляд Уилсона.
- Мой контроль над тобой, это ведь не по настоящему, Хаус,- медленно, терпеливо объяснил Уилсон,- ты можешь отказаться от него в любой момент, как только сам захочешь. Это полностью твой выбор.
- Но если я это сделаю, мы больше не сможем быть... друзьями, ведь так? - голос Хауса звучал обманчиво беззаботно, но им обоим было ясно, кто только что победил.
- Я уже говорил тебе и скажу снова... больше я не стану смотреть, как ты убиваешь себя, Хаус! Уилсон демонстративно утомленно вздохнул, однако в его глазах ясно читалось беспокойство. - И я полагаю, что наш уговор - лучший способ не позволить этому произойти.
Он на мгновение умолк, позволяя своим словам дойти до сознания Хауса.
- Ты хочешь дать мне шанс?
В течение нескольких невыносимо долгих секунд Уилсону казалось, что Хаус вот- вот передумает, но тот вдруг резко закусил губу и медленно кивнул.
- Хорошо, - Уилсон одобрительно улыбнулся краешками губ, поднял руку и нежно погладил Хауса по щеке.
Но сразу же его взгляд снова стал серьезным и он продолжил полным решимости голосом:
- С этого момента ты полностью в моих руках. Ты это понимаешь? Тебе придется делать все, что я скажу, независимо от того, нравится тебе это или нет... но только помни одно - я никогда не сделаю ничего, что причинило бы тебе боль. Ты согласен?
Внутри Хауса все еще происходила борьба.
Если все это зайдет слишком далеко... если выйдет из под контроля... я ведь всегда могу уйти...
Но все его обещания самому себе были бессмысленны и бесполезны, потому что он никогда не сможет уйти от Уилсона... не будучи уверенным, что ему будет позволено вернуться назад.
Поэтому он просто кивнул еще раз, теперь более спокойно, соглашаясь с Уилсоном по всем пунктам.
- Правильно, - Уилсон расслабился, его рука легла Хаусу на затылок, и он поцеловал его крепко и сладко в знак одобрения, - верный выбор.
Он поцеловал Хауса еще раз более долгим поцелуем и поэтому слегка задыхался, когда оторвался от его губ, чтобы окинуть его собственническим, голодным взглядом.
Его голос звучал низко и хрипло, когда он отступил назад, давая Хаусу свободу для движения.
- А теперь раздевайся.
Руки Хауса дрожали, пока он расстегивал и стягивал с себя рубашку, позволив ей упасть на пол.
Его глаза все еще были закрыты из-за неуверенности и нехватки привычного контроля над ситуацией.
Он тяжело сглотнул и расстегнул молнию на джинсах, не решаясь все же спустить их ниже.
- Просто сделай это, - произнес Уилсон мягко и тихо, совсем как раньше, из-за чего дискомфорт Хауса только усилился, - сними их.
- Уилсон... – дрожащий голос Хауса звучал теперь умоляюще.
- Хаус, - в голосе Уилсона зазвучало предупреждение, но взгляд был по прежнему нежен, когда он снова подошел поближе и его руки медленно потащили джинсы Хауса вниз.
- Все в порядке, тебе нечего стыдиться.
Хаус саркастически фыркнул и закатил глаза, пытаясь отступить, но Уилсон удержал его на месте.
- Доверься мне... сделай то, что я говорю.
Хотя Хаус и не подумал стащить штаны до конца, он безропотно позволил Уилсону сделать это самому.
Когда они упали на пол, Уилсон одной рукой обнял его за плечо, а другой притянул к себе за шею, чтобы снова поцеловать, мягко и ласково.
Хаус выпутался из джинсов и ответил на поцелуй, дрожащими, словно с похмелья, руками обхватывая Уилсона за талию и прижимая к себе все крепче.
- Видишь... - пробормотал Уилсон ему в рот, - это не так уж плохо... все в порядке, правда?
Пока он говорил, его рука проделала длинный путь по всему телу Хауса и остановилась ниже талии, поглаживая бедра ритмичными круговыми движениями.
Прижавшись лбом к Уилсону и тяжело дыша, Хаус молча кивнул, не размыкая глаз.
- Смотри на меня,- прошептал Уилсон и Хаус открыл их, покорно встречая его ищущий строгий взгляд.
- Ты доверяешь мне?
Мгновение Хаус просто смотрел на него, но потом поспешно ответил:
- Да... доверяю.
- Хорошо,- опустив взгляд, Уилсон освободился от рук Хауса и отступил немного назад. Хоть его голос был ласковым и успокаивающим, в нем отчетливо слышались повелительные нотки, когда его взгляд снова встретил глаза Хауса:
- Встань на колени.
Хаус нахмурился и открыл рот, чтобы возразить, но Уилсон поспешил отмести прочь все его недовольство, прежде чем оно было бы высказано вслух.
- Я знаю, что это будет неудобно. Я знаю, что тебе понадобится помощь, чтобы встать. Но это именно тот случай, когда ты должен полностью мне довериться.
Он сделал паузу, и почти виновато пожал плечами.
- Но если ты не в состоянии справиться даже с небольшим дискомфортом, как ты вообще собираешься взять под контроль свою зависимость от викодина?
Хаус хотел было ответить, что у него нет ни малейшего желания " брать под контроль зависимость от викодина", но решил, что сейчас не самый подходящий момент для споров.

2009-03-20 в 18:32 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Он огляделся, ища источник поддержки, подошел к кровати и, используя ее и трость в качестве опоры, медленно опустился на колени.
Уилсон подошел к кровати, и, склонившись, нежно и успокаивающе погладил Хауса по щеке и посмотрел в его полные сдержанной паники глаза.
- Ты прекрасно справился и я этому рад.
Его собственные глаза, имеющие обычно чистый ореховый цвет внезапно потемнели, когда в них появилась неприкрытая, бесстыдная похоть.
Во рту Хауса неожиданно пересохло от волнения и предвкушения, тело начало откровенно реагировать на эту бесспорно эротическую ситуацию, в которой он, волей не волей, оказался.
Уилсон довольно ухмыльнулся, заметив возбуждение Хауса, полностью открытое его взгляду.
- Я говорил, что тебе понравится.
Чуть дрожащими руками он стянул с себя рубашку, сбросил ботинки, сорвал носки и расстегнул брюки, выскользнув из них, прежде чем они успели упасть на пол.
Он присел на край кровати и наклонился вперед, чтобы поймать в ловушку губы Хауса и ворвался языком к нему в рот в яростном, почти безумном поцелуе, путаясь руками в его волосах, не останавливаясь и не отрываясь, пока они оба не начали задыхаться.
Уилсон отстранился, с удовлетворением отметив вожделение, затуманившее голубые глаза Хауса. Его рука по -прежнему удерживала Хауса за шею, не позволяя тому обрести полную свободу.
Уилсон чуть помешкал, прежде чем пристально, требовательно взглянуть ему в глаза, и спросить хриплым шепотом:
- Ты готов пойти до конца? Ты сделаешь это для меня?
Хаус прекрасно понял, о чем он просит и на мгновение заколебался. Не то чтобы он никогда не делал этого прежде, но сейчас это был другой случай.
Это был Уилсон, а не просто незнакомый парень, подцепленный им на вечеринке в колледже, или проститутка, которую он забудет, как только она выйдет за дверь.
Это был Уилсон, и это могло изменить все.
Но, боже, как- же он его хотел...
Хаус немедленно принял решение и подвинулся ближе к кровати, оказавшись между разведенными бедрами Уилсона.
Руки Уилсона начали поглаживать его по волосам, успокаивая и утешая, когда Хаус болезненно поморщился от неловкого движения.
- Хорошо... ты просто молодец... - пробормотал Уилсон, когда Хаус придвинулся еще ближе и замер в легком замешательстве.
И тогда без всяких преамбул и прелюдий, Хаус резко опустил голову и взял член Уилсона в рот.
- Как хорошо... Господи... Хаус... что же ты делаешь...
Уилсон откинулся на кровать, закрыл глаза и отдался на милость Хауса, лепеча бессмысленные слова поощрения и благодарности, прерываемые сдавленными стонами, вырывающимися из его губ, пересохших от ощущения влажного жара и трения вокруг его возбужденной плоти.
Хаус улыбался, позволяя члену Уилсона скользить между его напряженных губ.
Его дурные предчувствия и неуверенность исчезли, как снег под весенним солнцем, поглощенные осознанием собственной власти над Уилсоном, пусть такой мимолетной и скоротечной.
Хаус смог довести его до состояния абсолютной беспомощности всего за пару секунд и от этого к нему ненадолго вернулось чувство контроля над ситуацией, которое он считал безвозвратно утерянным.
Он выпускал Уилсона изо рта, дразня и мучая, легко касался языком головки, вызывая судорожные всхлипы, сдавливающие грудь Уилсона словно клещами, и снова захватывал его глубоко в горло, не переставая при этом тихонько посмеиваться.
Очевидно, именно его смех и решил дело, усилив ощущения Уилсона, потому что всхлипывания перешли в полузадушенный вскрик.
- Еще! - выпалил он, вцепившись Хаусу в волосы, подтягивая его голову еще ближе, вынуждая того взять член в рот почти целиком. - Пожалуйста... пожалуйста... еще.. сейчас...!
От этого неожиданного вторжения Хаус подавился и закашлялся, но быстро справился с дыханием и с удвоенной силой взялся за попытку довести Уилсона до кульминации.
Через минуту тот полностью потерял контроль над собой, его бедра отчаянно толкнулись вперед, руки в волосах Хауса мучительно сжались в кулаки, он выгнулся, задохнулся, и кончил, заполняя рот Хауса горечью и солью.
Хаус немедленно попытался сплюнуть, но Уилсон по прежнему удерживал его голову у себя в паху.
Хаус поднял глаза и сердце его стукнуло о ребра, сжигаемое темным огнем взгляда Уилсона, когда тот мягко покачал головой:
- Нет. Проглоти это.
Хаус колебался всего секунду, прежде чем подчиниться, и Уилсон снова почувствовал возбуждение от одного вида Хауса, глотающего его сперму и одновременно продолжающего удерживать во рту его смягчившийся член.
Отпустив, наконец, волосы Хауса, он с удовлетворенным вздохом рухнул на кровать, а тот все еще стоял на коленях, пытаясь отдышаться.
Несколько секунд Уилсон пролежал неподвижно, а потом сел, сверху вниз глядя на Хауса восхищенным, ошарашенным взглядом.
- Ты полон сюрпризов. Это было потрясающе… Я никогда бы не подумал, что ты можешь так ...
Хаус даже не пытался скрыть самодовольную ухмылку.
- Да знаешь, никто вроде не жаловался. Никто из тех, чьи мозги я регулярно трахаю.
Опасная темнота снова плеснула в глазах Уилсона. Однако, через мгновение он улыбнулся, встал с кровати и наклонился, одной рукой поддерживая Хауса под локоть, а другой, обняв за талию, помог ему подняться.
Он снова поцеловал Хауса взасос и сдавленно застонал, почувствовав вкус собственного семени.
Он окинул Хауса дразнящим веселым взглядом.
- А люди еще говорят, что это я - кобель.
- А ты и есть кобель! - ответил Хаус с вызовом.
Уилсон улыбнулся еще шире. Его руки блуждали по телу Хауса, пока не остановились на бедрах, собственнически ощупывая их и поглаживая.
- Я - может быть. А ты теперь - нет! С сегодняшнего дня ты полностью принадлежишь мне.
- Ну не знаю... - Хаус наморщил лоб, словно пытаясь решить некую проблему, но в глазах появилась озорная искорка - А ты и вправду думаешь, что сможешь удовлетворить меня?
Уилсон вспыхнул и, схватив Хауса за волосы, дернул его голову назад.
Хаус резко выдохнул, чувствуя, как сотни крошечных невидимых иголок разом пронзили его скальп.
Уилсон набросился на его шею, словно изголодавшийся вампир, целуя, покусывая и облизывая, пока Хауса не затрясло от желания, а затем чуть отодвинулся назад, снова улыбаясь, но теперь уже холодно и опасно.
- Давай выясним это прямо сейчас.
Он развернул Хауса спиной к кровати.
- Ложись.
Хаус мучительно тяжело сглотнул, чувствуя, как низ живота наливается свинцовой тяжестью. Однако Уилсон наблюдал за ним, строго и спокойно, и не подчиниться было невозможно.
Хаус медленно сел, а потом лег на спину, не сводя тревожного взгляда с лица Уилсона.
А тот, убедившись, что все сделано, как он хотел, развернулся, пересек комнату, распахнул дверцу шкафа и что- то достал оттуда.
Хаус не видел, что именно это было, пока Уилсон не вернулся к нему.
А когда увидел, его глаза удивленно расширились, во рту мгновенно пересохло, а в груди словно застучали десятки барабанов.
В руках Уилсон держал пару кожаных наручников.
Хаус напрягся, почувствовав, что его загнали в ловушку. А когда Уилсон опустился на колени между его бедер, дыхание Хауса стало еще более быстрым и прерывистым.
- Уилсон...
- Доверься мне, - прошептал тот, и поцеловал Хауса, одновременно надевая наручники на его запястья. Сначала Хаус был напряжен и холоден, но потом поцелуи сделали свое дело и он стал отвечать на них, позволяя языку Уилсона поникать все глубже в рот в приливе томления и нежности.
А затем Уилсон отстранился, давая Хаусу время перевести дыхание, и пристегнул его скованные в запястьях руки к спинке кровати.
Он ожидал, что это его действие будет встречено бурным сопротивлением, но ошибся.
Хаус лишь слегка дернулся, явно изо всех сил стараясь побороть страх и показать Уилсону, что полностью отдает себя ему в руки.
Однако он не мог не проверить оковы на прочность и легкий приступ паники сжал судорогой его горло, когда он понял что они действительно очень прочные и разорвать их невозможно.
Он был абсолютно и безнадежно беспомощен.
- Хаус... - голос Уилсона звучал успокаивающе. Он мягко провел рукой по его щеке. - С тобой не случится ничего плохого, я обещаю тебе... если ты не захочешь этого делать, я ни в коем случае не собираюсь тебя принуждать. Только скажи - и я сниму их прямо сейчас. Хорошо?
Хаус поспешно кивнул, пытаясь унять бешено стучащее сердце.

2009-03-20 в 18:32 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
- Все в порядке, я не сделаю тебе больно. Ты веришь мне?
Хаус снова кивнул, постепенно успокаиваясь не столько от слов Уилсона, сколько от их теплоты.
Напоминание о том, что он может остановить это в любой момент, сделало его более решительным.
И он захотел дать Уилсону шанс, несмотря на предчувствие опасности.
Но когда Уилсон медленно провел самыми кончиками пальцев по нижней части его члена, все страхи и сомнения мигом вылетели у него из головы, подхваченные водоворотом новых острых ощущений.
Вздох, так и не сумевший вырваться из горла, спина, выгнувшаяся в пароксизме удовольствия от прикосновений Уилсона... который смеялся незнакомым низким грудным смехом, видя реакцию Хауса.
- Уилсон... Господи!
- Ну не совсем, конечно, но это сравнение мне льстит, - ухмыльнулся Уилсон, одной рукой поглаживая внутреннюю сторону дрожащих в сладкой судороге бедер Хауса и охватывая пальцами другой руки основание его члена.
Хаус толкнулся вперед в тщетной попытке добиться большего, но руки Уилсона, ставшие неожиданно сильными, легли на его бедра сверху и прижали к кровати.
Он повернул голову Хауса набок и провел языком по его шее сзади, а затем прикусил нежную кожу достаточно сильно, чтобы Хаус резко втянул воздух сквозь стиснутые зубы.
А затем он приподнялся на локте и пронзил Хауса сердитым взглядом.
- Не двигайся.
Хаус изо всех сил сдерживал нетерпеливые стоны, закрыв глаза и откинув голову назад, насколько было возможно.
- Уилсон... - выпалил он наконец, заикаясь и проглатывая буквы, не в состоянии более держать себя в руках,- сделай это... мне это нужно..
- Я знаю, что тебе нужно! - ответил Уилсон твердо. Его пальцы зажали кожу в паху Хауса, всего в дюйме от его пульсирующего в агонии члена. - Прекрати пытаться управлять этим. Это мое дело.
Все тело Хауса свела судорога удовольствия, до того острого, что от этого стало почти больно. Он вздрогнул и начал метаться по кровати, но руки Уилсона на его бедрах и наручники на запястьях удерживали его на месте.
Не сводя с лица Хауса пристального взгляда, Уилсон медленно сполз вниз, опустил голову и взял в рот его член.
- Уилсон... вот дерьмо... Уилсон...!
Хаус судорожно ловил ртом воздух, ощущение горячего и влажного дыхания Уилсона у него в паху, быстрые и неожиданные движения его языка - все это сводило с ума и грозило немедленно сбросить за грань.
Хаус отчаянно толкался бедрами, но Уилсон по прежнему не позволял ему сдвинуться с места.
В течение нескольких секунд Хаус балансировал на самом краю, сбивчивым шепотом упрашивая Уилсона, сам не понимая, о чем именно, а тот продолжал мучить его, облизывая и посасывая член медленно и неторопливо.
- Уилсон... Уилсон... пожалуйста...
И волшебное слово достигло цели.
Уилсон взял Хауса в рот как-то особенно глубоко, удвоил усилия и, наконец, Хауса накрыло горячей удушающей волной оргазма.
В глазах заплясали звезды, руки сжались в кулаки, пытаясь вырваться из оков, и крик удовольствия вырвался из горла, когда он выгнулся под удерживающими его руками Уилсона.
Хаус даже не почувствовал, как Уилсон снял наручники и начал растирать ладонями его затекшие запястья, а потом обнял, как никогда нежно и ласково.
Постепенно Хаус пришел в себя и первое, что он увидел затуманенным утомленным взглядом - это теплые спокойные глаза Уилсона, который медленно поглаживал его влажные спутанные волосы, пока дрожь постепенно уходила из тела.
- Видишь?- прошептал Уилсон, мягко целуя Хауса в щетину возле уха, - Я ведь говорил, что ты можешь доверять мне, что со мной ты всегда будешь в полной безопасности. Теперь ты мне веришь? Я всегда буду делать только то, что будет для тебя самым лучшим... все хорошо... все в порядке... все больше, чем хорошо..
Хаус кивнул, затаил дыхание и прижался пылающим лбом к груди Уилсона.
К нему медленно возвращалась способность соображать.
И первая же мысль, которая сразу же целиком заполнила его ум, удивила и обрадовала его, потому что полностью противоречила всем его недавним страхам и тревогам.
Возможно.. возможно это и в правду удастся... Уилсон никогда не сделает мне больно... возможно, стоит довериться ему... возможно, это и есть выход….

2009-03-20 в 21:53 

На свете не бывает ошибочных мнений. Бывают мнения, которые не совпадают с нашими (с)
спасибо, порадовали старого слэшера :hlop:

2009-03-21 в 02:40 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Smothered Hope Первое слово - понравилось) Даже очень)) Сразу пошел прилив энергии, захотелось написать какой-то садо-мазо-джустер...:pink::nnn::aaa::shame:

2009-03-21 в 08:50 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
danechka, стараемся, спасибо за отзыв:)
canis venator, я поняла, тебе нравятся произведения с рейтингом NC-17:D
Но именно их тяжелее всего переводить, magestic подтвердит ;-))))
садо-мазо-джустер
о майн готт! :buh:

2009-03-21 в 13:58 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Smothered Hope
NC-17?
Да:D такой я плут.

садо-мазо-джустер
Я таки это сделал!

2009-03-23 в 20:49 

А еще будет? А то мне очень понрава...:laugh:

URL
2009-03-23 в 20:53 

Фотка конечно здравая... Но, вы уж меня простите, *стою на коленях*, но я бы его за ТАКОЕ убила бы.

URL
2009-03-24 в 13:41 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
А еще будет?
5 - точно будет)

canis venator
ОМГ!))) Не знаю... я сама, честно говоря, довольно долго привыкала к садо-мазо Хилсону, но Джустер... для меня это пока еще слишком.. :-(
Чот мне подсказывает, что sub - опять бедный Лори Берти :D

2009-03-24 в 14:44 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
но Джустер... для меня это пока еще слишком.
Я думаю, что он пока для всех "слишком", по-этому я вывесил его только на своем дневнике)

2009-03-24 в 23:55 

садо-мазо-джустер
canis venator, *застенчиво* я бы хотела это прочитать? Это возможно?



5 - точно будет)
Как хорошо) Я втянулась):attr:

2009-03-25 в 08:30 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
5 - точно будет
Звучит интригующе!)))

Rebekka_L Я вам пришлю на дневникову-пошту)

2009-03-28 в 07:29 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
пока 5 глава в работе:

Нашла вот это видео www.youtube.com/watch?v=ezic5s_8bhw
Очень трогательное и нежное, в отличие от самого известного, жесткого Хилсон-клипа Closer. Никакого penetrating, violating, desecrating и прочего fucking like an animal))))
здесь просто - :heart:

2009-03-28 в 08:14 

I'm a fucked up bastard A sub-zero psycho, well I know
Smothered Hope ах, кака любоф! :inlove:
и всё таки хорошо, что сцену с тростью вырезали из пилота)) это ж сплошной секас)))

2009-03-28 в 09:04 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
дадад, cane grabbing - это апофигей))) Жаль, что Тикки не вставила эту сцену в Closer, была б очень к месту))

2009-03-28 в 09:34 

I'm a fucked up bastard A sub-zero psycho, well I know
Smothered Hope я бы тогда вообще скончалась... во всех смыслах)) :shy:

2009-03-28 в 12:06 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Magestic, уж как я тебя понимаю:drink:
)))))

2009-03-28 в 14:59 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
от самого известного, жесткого Хилсон-клипа
Эй! А почему я не знаю??)) Ну-ка делись!..

2009-03-28 в 16:54 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
canis venator держи, он на песню моей любимой группы Nine Inch Nails))) House+NIN (еще и Хилсон) для меня например - празднег какой-то ! :rotate:
www.youtube.com/watch?v=owUs0vocRvo&feature=rel...

2009-03-28 в 18:19 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Smothered Hope Спасибки!

2009-03-29 в 13:33 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Leverage, глава 5

Название: Deception\Обман
Ссылка на оригинал: dreamsofspike.livejournal.com/145211.html
Перевод: Smothered Hope
Бета: Rebekka_L
Рейтинг: R
Саммари: Уилсон продиктовал первые правила…. И Хаус тотчас же их нарушил. Как Уилсон отреагирует на такое неповиновение?




.. На следующее утро, проснувшись и открыв глаза, Хаус слегка растерялся, увидев прямо перед собой стену незнакомого бежевого цвета с легкомысленным цветочным орнаментом и несколько секунд, пока окончательно не вернулся в мир бодрствующих, постепенно соображал, где он, собственно говоря, находится и как сюда попал.

Это ведь гостиничный номер Уилсона... его постель...и прошлой ночью они...Ничего себе! Вот это да….

Минут десять он лежал неподвижно, уставившись на стену невидящим взглядом.
Память услужливо рисовала ему картины произошедшего ночью в этой самой постели, пока рука Уилсона не обняла Хауса за талию, и тихий довольный вздох не прозвучал в утренней тишине.

-Доброе утро,- хриплым со сна голосом прошептал Уилсон ему на ухо. И с ухмылкой, которую Хаус не мог видеть, но тем не менее прекрасно почувствовал, ехидно добавил,- милый!

Услышав это мерзкое словечко, Хаус немедленно пришел в ярость. И еще больше разозлился на самого себя за то, что его реакция на старания Уилсона вывести его из равновесия была такой предсказуемой.

Он попытался избавиться от объятья Уилсона, чтобы встать с кровати, но тот только прижал его к себе еще крепче.

- Куда это ты собрался? Ты останешься со мной, - Уилсон сообщил это лениво и сонно, отчего Хаус воспринял эти слова как новый вызов и снова попытался подняться.

- Да ничего подобного...,- начал он, но мгновенно замолчал, когда почувствовал как теплые мягкие губы Уилсона легкими дразнящими прикосновениями начали ласкать его шею сзади.

И теперь то, что Уилсон по прежнему собственническим жестом удерживал Хауса за талию, стало выглядеть скорее эротичным, нежели раздражающим.

Хаус почувствовал, как его тело начало предательски отзываться на эту медленную соблазнительную ласку, вздохнул, с удовольствием смирился с этим, и слегка наклонился вперед, оставляя Уилсону больше места для поцелуев.

Свободная рука Уилсона скользнула под его шеей, притягивая еще ближе. Он потерся щекой о плечо Хауса и нежно куснул его.
Рука, прежде лежащая на талии Хауса, поползла вниз и медленно сжала его набухающий в эрекции член.
Хаус судорожно вздохнул, от обжигающе горячего дыхания Уилсона по его спине пробежала дрожь сладкого предвкушения.
А тот почти коснулся губами его уха и прошептал, томно растягивая слоги:
- Ну а сейча-а-а-а-с...., - Уилсон приподнялся, чтобы легко и целомудренно чмокнуть Хауса в макушку,- Сейчас... пора вставать!


Он быстро выпустил Хауса из объятий и резко сел, а потом вскочил с постели.

От такой быстрой смены декораций Хаус вздрогнул и некоторое время недоуменно пытался сообразить, что именно только что произошло.
К тому времени, когда он полностью пришел в себя, перевернулся на спину и сел в кровати, Уилсон был уже почти полностью одет.
Пару минут Хаус просто сидел, хмуро наблюдая за его утренними хлопотами, пока не понял, наконец, причины такого странного поведения.
Он хочет контролировать даже то, когда и как именно я должен просыпаться. Для него это действительно серьезно...
От таких мыслей Хаус почувствовал дурноту, которую тут же попытался замаскировать обычной грубостью.

- Мудак.

- Конечно, как скажешь, дорогой. А теперь вставай и одевайся, может, хоть раз в жизни придешь на работу вовремя.

Одеваясь, Хаус молчал и размышлял о том, во что он позволил втянуть себя за эти два дня.

Поскольку на то, чтобы привести себя в порядок, времени Уилсону требовалось гораздо больше, чем Хаусу, все вещи которого были разбросаны тут же возле кровати, он был готов к выходу задолго до того, как Уилсон только начал повязывать галстук, и это дало ему дополнительное время для раздумий.

Заканчивая сборы, Уилсон то и дело бросал на Хауса осторожные быстрые взгляды, гадая про себя, отчего тот так тих и подавлен.
Он ожидал вспышек гнева или града колкостей в ответ на свой, как он и сам понимал, довольно грязный трюк и теперь терзался сомнениями - успокоиться на этом или начать всерьез волноваться.

Доведя, наконец, свой внешний вид до полного совершенства, Уилсон подошел к кровати, с которой медленно поднимался Хаус, притянул его к себе за воротник рубашки, от ночного пребывания на полу выглядевшей еще более мятой, чем обычно, и поцеловал так глубоко и крепко, что тот покачнулся.

Уилсон тихо рассмеялся Хаусу в рот, помогая устоять на ногах, отстранился от него и тепло улыбнулся.

- Ты готов?

- Уже полчаса как. Слушай, а ты обычно пользуешься только пудрой или наносишь под нее тональный крем? И хотел бы я знать, какой фирмы у тебя утюжок для волос. Такие ровные пряди чем попало не сделаешь...

- Заткнись!
Хаус довольно хмыкнул.

- Я вот тут подумал...

- Надо же! И такое бывает?

- Заткнись,- ухмыльнулся в свою очередь Хаус,- так вот, я тут подумал...Если вся эта история с контролем и всем прочим ...это у нас серьезно...не кажется ли тебе, что будет гораздо удобнее, если мы будем делить одну жилплощадь?

Уилсон подозрительно приподнял бровь и слегка наклонил голову.

- Пожалуй, да, - согласился он медленно и осторожно,- как ни странно, в твоем предложении есть смысл.
- Ну раз так, то почему бы тебе не упаковать свои манатки прямо сейчас?- предложил Хаус, не сводя с Уилсона кристально чистого взгляда по- младенчески невинных голубых глаз.

- У меня достаточно просторная квартира.

Сделав многозначительную паузу, он поиграл бровями:

- Если, конечно, ты не потребуешь отдельную спальню.

Казалось, целую вечность Уилсон внимательно изучал лицо друга.

Наконец на его губах появилась холодная усмешка и он сделал медленный, тщательно отмеренный шаг вперед, вплотную приблизившись к Хаусу.

Голос его был по прежнему мягок, но в нем сразу же появилась уже ставшая знакомой Хаусу металлическая нотка, когда он ответил:

- Не могу не признать, что это предложение и практично...., и невероятно благородно с твоей стороны...Но я больше чем уверен, ты прекрасно понимаешь, что многих неприятных тебе вещей было бы гораздо проще избегать, если бы продолжал жить один. И ты все- таки хочешь этого, зная что твоя свобода будет резко ограничена? Почему? Я должен знать, прежде чем принять решение.

2009-03-29 в 13:35 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Сначала взгляд Хауса оставался отсутствующим и не выражающим никаких эмоций, но через пару секунд по губам скользнула лукавая улыбка.

- Не знаю, конечно... Но после вчерашней ночи мне отчего- то кажется, что плюсов от такого варианта развития событий будет гораздо больше, чем минусов.

Разумеется, он ни за что бы не признался бы Уилсону, что это предложение - просто упреждающий удар, откровенно слабая попытка обрести хоть какое- то подобие контроля над ситуацией.

И Хаус прекрасно понимал, что рано или поздно тот обо всем догадается.

Но именно сейчас тот факт, что инициатива хоть в чем- то будет исходить не от Уилсона, а от него самого, действовал успокаивающе.

Тот, казалось, не замечал его внутренних метаний. Настороженность в глазах сменилась одобрением и теплотой, и он великодушно наградил Хауса ласковым поцелуем.

- Вот видишь?- Уилсон с неохотой оторвался от его губ и двинулся к шкафу, чтобы собрать вещи,- всего пара дней и уже есть положительный эффект. Ты начал совершать разумные поступки.

Управляющий отеля был до крайности изумлен, когда стало ясно, что доктор Уилсон действительно съезжает. Прискорбно одинокое пребывание в неуютном гостиничном номере подошло к концу.

Погрузив в машину нехитрый скарб Уилсона, они решили оставить его там до возвращения домой с работы.

Когда, потеряв изрядно времени в утренних пробках, они, наконец, добрались до больничной парковки и Хаус протянул руку, чтобы открыть дверцу машины, Уилсон остановил его и в ответ на невысказанный вопрос в его глазах, объяснил:

-Итак, твои домашние задания на сегодня. Так как в конечном итоге наша основная задача - взять твою зависимость от викодина под строгий контроль, то имей в виду- когда тебе понадобится очередная доза, ты должен прийти ко мне и попросить.

Вместо ответа Хаус только скептически поднял бровь.

- Сегодняшний тест- это тест на уважение, - пояснил Уилсон, бесстрастно пожав плечами, - я говорю тебе, что делать, при этом полностью тебе доверяя. Но если я узнаю, что ты... обманул мое доверие, то...,- он почти виновато улыбнулся,- буду последствия... и не слишком приятные для тебя, могу сразу предупредить.

Хаус насмешливо фыркнул и закатил глаза, снова пытаясь открыть дверь машины:

- Какой же ты все- таки грозный!

- Я вполне могу быть таким, - Уилсон сжал его запястье еще крепче, пообещав с мрачным спокойствием, от которого Хаусу стало не по себе,- если меня вынудят.

И после секундной паузы добавил, уже несколько мягче:

- Но видит Бог, я бы этого очень не хотел.

Хаус смотрел на него молча, не находя достойного ответа.

Да и недостойного тоже, если уж на то пошло.

Уилсон отпустил его руку и как ни в чем не бывало продолжил:

-Ну и, конечно же, ты просто обязан прийти и посоветоваться со мной прежде чем совершить что- нибудь из обычных безумств, вроде того, как: а) довести Кадди до истерики или сердечного приступа, б) довести самого пацинта или кого- нибудь из его любящих родных и друзей до непреодолимого желания двинуть тебе в челюсть, или с) сотворить какую- нибудь выдающуюся глупость, которая обойдется больнице в сто тысяч баксов.

- Можно вопрос?- Хаус довольно ухмыльнулся,- Только в сто тысяч? А в девяносто пять штук не считается?

- Считается!- Уилсон резко отмел в сторону его неуклюжую попытку пошутить,- ну, я могу считать, что мы договорились?

Хаус страдальчески вздохнул, снова закатив глаза.

- Ладно! Можешь считать, что да!

Разумеется, несмотря на данное обещание, он не собирался сознательно следовать чьим- либо правилам, пусть даже их установил Уилсон.

Но на деле оказалось, что соблюдать их необыкновенно просто.

В этот день ему на голову не свалился очередной пациент с неопознанной болезнью, так что особых нагоняев от Кадди, равно, как и судебных исков от недовольных больных, опасаться не приходилось.

С викодином все было немного сложнее, но и тут можно было найти лазейку.

Нужно было всего лишь действовать немного осторожнее, а потом сыграть как можно убедительнее.

Через два часа после начала рабочего дня Хаус заглянул в офис Уилсона и прямо с порога нетерпеливо выпалил:

- Сейчас?! Мне уже нужно!

С большим сомнением взглянув на него, Уилсон посмотрел на часы и коротко ответил:

- Еще нет.

Хаус возмущенно фыркнул и вылетел из кабинета, громко хлопнув дверью.

Ему нужно было, чтобы Уилсон увидел, как он недоволен.

Он ворчал и ругался себе под нос всю дорогу до собственного кабинета, чтобы это могли увидеть встречающиеся ему на пути другие врачи и медсестры, а потом завернул в конференц- зал, туда, где Уилсон из окна своего кабинета точно не смог бы его увидеть, и щелкнул крышкой заветной оранжевой баночки.

Еще через пару часов Хаус вернулся, нарочито припадая на больную ногу чуть сильнее обычного, и уже более решительно потребовал разрешения закинуться.

На этот раз Уилсон уступил и Хаус, в душе торжествуя победу, проглотил свой приз.

Так продолжалось до конца рабочего дня, и у Хауса появилась оптимистическая надежда, что с этой проблемой он справился совсем неплохо.

К вечеру он уже молча поздравлял себя с тем, что весьма успешно обманул свою самозваную, живущую отдельной жизнью, совесть, когда эта самая совесть неожиданно зашла в его кабинет.

- Ты готов идти? - спокойно и безмятежно спросил Уилсон, тем самым окончательно убедив Хауса в том, что его уловка сработала без сучка, без задоринки.

- Ага, - ответил Хаус, закидывая на плечо рюкзак и делая шаг по направлению к выходу.

Но Уилсон не сдвинулся с места.
Схватив Хауса за предплечье, он толкнул его назад, взглянув ему в глаза таким взглядом, что у Хауса немедленно противно засосало под ложечкой.

Он все понял, прежде чем Уилсон заговорил.

Он знает.

- Но прежде, чем мы пойдем...,- Уилсон обезоруживающе улыбнулся, - дай-ка мне твою баночку с таблетками.

Хаус проглотил внезапно образовавшийся в горле ком, стараясь подавить в себе чувства страха и неуверенности, снова и снова напоминая самому себе, что это- всего лишь Уислон, не Триттер и не Воглер, в конце концов, а значит бояться его совершенно нечего.

Тот факт, что Уилсон вдруг ни с того, ни с сего возомнил себя Дартом Вейдером, не делал его таковым на самом деле. Или делал?...

Расправив плечи, и не отрывая от него взгляда, в котором теперь явно читался вызов, Хаус достал из кармана оранжевую баночку и сунул ее Уилсону.

Тот невозмутимо высыпал таблетки на ладонь и быстро пересчитал, а Хаус с замиранием сердца понял, что делает он это не в первый раз. Первый раз, видимо, был утром, пока он спал.

Уилсон пересыпал таблетки обратно, и, взглянув Хаусу в лицо со спокойной, деланной улыбкой, опустил баночку в свой карман.

Хаус протестующе вскрикнул и попытался помешать ему:

- Эй, ты не можешь вот так просто взять и...

Слова застряли у него в горле, когда Уилсон перехватил его руку за запястье и резко рванул Хауса к себе.

От ярости, плескавшейся в потемневших карих глазах, у Хауса перехватило дыхание и пересохло во рту.

Очень тихо, спокойно, почти ласково, Уилсон сообщил:

- С этим мы разберемся, когда приедем домой. А потом ты будешь наказан за обман и неповиновение.

Хаус открыл было рот для ответа, не будучи точно уверенным в том, что именно собирается сказать : попросить прощения, потребовать каких- то объяснений, или просто грубо послать Уилсона к чертовой матери.

Но Уилсон так и не дал ему возможности заговорить:

- Ничего не говори. Не извиняйся. Просто молчи, пока мы не приедем домой. А теперь.. иди к машине.

Последовала напряженная пауза.

Оба не знали точно, что случится дальше: то ли Хаус безропотно подчинится, то ли упрямо вздернет подбородок и закончит эту странную игру.

К их общему удивлению Хаус выбрал первое.

Уилсон отпустил его руку, развернулся и вышел из кабинета, а Хаус хмуро последовал за ним.

Не зная, в какую форму выльется гнев разъяренного Уилсона, если он вновь попробует заговорить, всю дорогу до дома Хаус мудро держал рот на замке, хотя всем своим видом демонстрировал недовольство.

Впрочем, в подобной демонстрации не было никакой необходимости.

Они оба прекрасно понимали, что таким образом Хаус старается скрыть свой испуг.

Когда они вошли в квартиру, Уилсон настоял на том, чтобы сначала разобрать его пожитки.

Хаус хотел было помочь, взявшись за ручки одной из сумок, но Уилсон не позволил. Забрав сумку, он шагнул к Хаусу и положил руку ему на затылок.

- Нет,- сказал он тихо, и в голосе его снова прорезалась знакомая опасная нотка,- с вещами я справлюсь сам, а ты останешься здесь.

2009-03-29 в 13:35 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Он наклонился еще ближе к лицу Хауса и перешел на почти неслышный шепот:

- Ты останешься здесь, разденешься и встанешь на колени. Вот тут,- он махнул рукой в сторону дивана,- и будешь ждать меня. А я закончу с вещами и сразу же вернусь.

Дыхание Хауса участилось, ладони вспотели, и Уилсон почувствовал под своей рукой легкую дрожь.

Хаус вызывающе вскинул голову.

- И с чего ты, собственно решил, что я...

- Я не настаиваю,- резко оборвал его Уилсон и развернулся, подняв обе сумки и делая шаг по направлению к двери,- я просто сейчас уйду...

- Нет!

Уилсон остановился и обернулся, что бы вопросительно взглянуть Хаусу в лицо.

Тот стоял неподвижно, не произнося ни слова, но в его глазах Уилсон ясно увидел свою победу.

Снова приблизившись к Хаусу, Уилсон запустил руку ему в волосы и чуть дернул его голову назад, повторяя приказ:

- Ты будешь ждать меня.. раздетым... стоя на коленях.

А потом неторопливо поднял сумки и понес их в спальню.

Тщательно и аккуратно раскладывая свои вещи по двум ящикам комода из четырех, он намеренно тянул время, доказывая себе самому, что он делает это специально, чтобы усилить напряжение и беспокойство Хауса и тем самым сделать наказание более эффективным.

Но на самом деле таким образом он успокаивал собственные нервы.

Да что там?! Уилсон просто был в самом настоящем ужасе.

Ведь он никогда в жизни не делал ничего подобного, и не знал, как сейчас следует поступить.

Как, черт возьми, вообще поступают в таких случаях?!

На самом деле он не ожидал, что Хаус позволит ему зайти так далеко.

Он ничуть не удивился, что Хаус смошенничал, когда дело коснулось его викодина.

Нет, Уилсона крайне удивило, что он не попытался каким- либо образом избежать наказания.

Он подумал о том, как много значит для Хауса их дружба, если он безропотно был готов пойти на такое унижение, и его решимость, и без того невеликая, начала таять на глазах.

Хватит! Возьми себя в руки! Если ты хочешь, что бы вся эта затея сработала, нужно идти до конца..., нужно показать ему, что все всерьез... Ты не можешь просто отступить, тем более сейчас, когда все идет так хорошо...

Руки Уилсона тряслись, когда он доставал из сумки широкий ремень из гладкой коричневой кожи.

Какое- то время он просто стоял и смотрел на него, судорожно сглатывая.

На краю сознания мелькнула мысль о том, что его профессия как нельзя кстати в этой нелепой ситуации. Он врач, поэтому легко определит, как далеко можно зайти, не причиняя Хаусу серьезного вреда.

Открывая дверь в гостиную, он старался выглядеть как можно более сурово, размышляя про себя, какой окажется реакция Хауса на его выбор орудия наказания.

Он был совершено готов к тому, что тот либо рассмеется ему в лицо, либо пошлет к черту и его, и всю эту затею.

Уилсон уже представлял себе, как Хаус встанет и назовет его попытку быть Доминантом не смешной шуткой.

Но чего он определенно не ожидал, и к чему совершенно не успел подготовиться, так это к выражению невыразимого ужаса в широко раскрывшихся глазах Хауса, когда тот увидел ремень у него в руках.

По лицу Хауса стремительно разлилась почти смертельная бледность, когда он поднял потрясенный, неверящий взгляд на Уилсона, слегка приоткрыв рот от смятения и шока.

- Тебе нужно научиться говорить мне правду, Хаус. Ты должен слушаться меня и делать то, что я говорю, а иначе у нас ничего не получится.

Уилсон объяснял это Хаусу медленно и спокойно, стараясь говорить твердо и уверенно, изо всех сил борясь с желанием вышвырнуть проклятый ремень из окна, бросить все это к такой- то матери, подойти к Хаусу и помочь ему подняться с колен...

Ужас в глазах Хауса деморализовал его, сбил с толку и полностью вывел из равновесия.

Не отрываясь, тот смотрел на ремень, качая головой в беззвучном отрицании. Не понимая, а может быть не веря..., или умоляя..

- Уилсон,- прошептал Хаус, поднимая на него полные паники глаза,- ты ведь не собираешься.... то есть не станешь...

- В этом виноват только ты сам,- ответил Уилсон, отводя взгляд,- ты принял соглашение и прекрасно знал, к чему приведут твои увертки.

- Я знаю, конечно, я это знаю...,- прошептал Хаус, снова с ужасом уставившись на ремень, и Уилсон почувствовал дурноту, услышав дрожь в его надломленном страхом голосе,- но только не этим, только не..., не...

-Замолчи!

Уилсон отдал приказ, закрыв глаза и из последних сил стараясь говорить твердо.

У него просто не было выбора, ведь если Хаус произнесет еще хоть слово, его нервы не выдержат, и он не сможет сделать того, что должен.

Хаус покорно замолчал и Уилсон, немного успокоившись, обошел его и встал за спиной.

Он взмахнул ремнем, оценивая его вес и толщину, а также рассчитывая допустимую силу удара. Это было не так легко, как казалось раньше - удар должен быть таким, чтобы остался заметный, болезненный след, который пару дней напоминал бы Хаусу о том, что именно к нему привело, но при этом не принес бы ему серьезных повреждений.

Желудок Уилсона сжался в комок, когда он увидел, как тот болезненно дернулся, услышав, как ремень со свистом рассек воздух.

Дурнота усилилась, подступая к самому горлу. Уилсон не мог понять такой странной реакции Хауса.
Это так на него не похоже.

Он должен был ухмыльнуться, расправить плечи и вести себя, как ни в чем не бывало, даже если бы ему было по- настоящему страшно.

Он в жизни бы не позволил себе показать такую слабость кому- либо, и не показал бы, если только...

Смутное, шокирующее понимание начало зарождаться в голове Уилсона, и тут же сменилось тихой яростью и желанием защитить, уберечь..,.когда он представил себе, что могло стать причиной тому, что угроза обычной порки ремнем могла довести взрослого самоуверенного человека до такого состояния.

Ничего хорошего на ум ему не пришло.

- Уилсон, пожалуйста...

Вот и все! Уилсон полностью сдался.

- Черт тебя побери, Хаус...

Пробормотал он растерянно и в приливе опустошающей нежности зашвырнул ремень в дальний угол и упал на колени рядом с другом, инстинктивно обнимая его так крепко, как только мог. Он прекрасно знал, что при нормальных обстоятельствах Хаус немедленно послал бы его с этими телячьими нежностями подальше.

Но сейчас Хаус только напрягся еще сильнее, так и не перестав дрожать, не отстраняясь, но и не отвечая на объятье.

- Какого черта, Хаус,- недоумевал Уилсон,- что может быть такого страшного в обычной порке? Ты ведь знаешь, я никогда не причиню тебе сильной боли, по крайней мере намеренно!

Но Хаус просто покачал головой и, закрыв глаза, опустил голову, тяжело сглатывая в тщетной попытке успокоиться.

- Конечно, я знаю..., ответил он тихо,- прекрасно знаю, просто я.. мне....

Он снова покачал головой, не находя нужных слов для объяснения или же просто не желая продолжать.

- Ладно, хорошо,- сдался Уилсон, обнимая Хауса еще крепче,- я не знаю в чем дело, но я никогда не трону тебя этим ремнем, обещаю. Так пойдет?

Хаус поспешно кивнул и его сведенные судорогой страха плечи немного расслабились.

Потрясенный всем произошедшим, Уилсон не отпускал его еще несколько минут, не зная точно, ради кого он так поступает, ради Хауса или ради себя.

Тот так и не двинулся с места, позволяя обнимать себя - больше из- за того, что он чувствовал, что так нужно. А не то, чтобы сам в этом сильно нуждался.

- Но с сегодняшнего дня,- Уилсон все еще надеялся спасти ситуацию, - я забираю твои таблетки. Когда они тебе понадобятся, ты будешь получать их от меня.

Поколебавшись всего мгновение, Хаус медленно кивнул.

Чувство вины Уилсона принялось грызть его с новой силой, когда он понял, что Хаус согласится сейчас на что угодно, если это что- то убережет его от наказания ремнем.

Однако в глубине его глаз Уилсон разглядел угрюмый протест, и понял, что это его решение в дальнейшем послужит причиной для серьезных разногласий между ними.

Несколько мгновений Уилсон медлил, решая, стоит ли продолжать:

А сейчас,- добавил он, поднимаясь на ноги и осторожно помогая подняться все еще дрожавшему, подавленному Хаусу,- сейчас давай успокоимся, поужинаем, расслабимся. Но…. есть кое- что, что тебе следует помнить. .. наказание все равно состоится. Позже. Не ремнем, потому что я обещал….. и потому что вижу - это может плохо закончиться. Как- нибудь…. по -другому. Мне только нужно придумать, как именно.

Устало потерев переносицу, Уилсон с тяжелым вздохом опустил голову и прикрыл глаза ладонью, пытаясь найти подходящее решение.

Но так и не смог.

Ему определенно требовалось время, чтобы как следует подумать, ибо сейчас для этого у него не было ни сил, ни желания.

Но, тем не менее, он взглянул Хаусу в глаза как никогда твердо, чтобы тот ни на секунду не усомнился в серьезности его намерений.

- Закончим с этим после, Хаус. Вина предполагает наказание, рано или поздно, так или иначе. Это еще не конец.

2009-03-29 в 14:39 

Smothered Hope процесс идет:red:с продолжением нас!) Очень интересно, что там дальше.
Хотя пока уж такого махрового БДСМ я не наблюдаю, и это по моему хорошо, все должно быть в меру. За пять глав мы имеем одно прижигание сигаретой и один несостоявщийся удар ремнем.А наручники- это даже пикантно). Пириводчег, пириводи исчо!)))

2009-03-29 в 14:50 

Какая чудная глава! :ura: Я так переживала за Хауса: неужели Уилсон его все-таки ударит?! Но все обошлось. Да... что-то где-то когда-то с Хаусом видимо произошло... :hmm:
Спасибо переводчику :sunny: Ждем проды!

2009-03-29 в 17:42 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Переводчег уже переводид :bravo:
Rebekka_L, с продолжением! :drink:
В самом деле, ты молодец, после твоей обработки текст прямо таки оживает. :vo:
Насчет БДСМ - я весьма поверхностно знакома с матчастью, но аффтар в самарри ко всему фику описывает всё это как построение dom\sub отношений (Доминант-Сабмиссив)))

Jain15, очень рада, что Вам понравилась глава, спасибо за отзыв! :)

2009-03-29 в 18:18 

dom\sub отношений
Но немного контроля Хаусу и в самом деле бы не повредило.Не в БДСМном смысле, конечно, но и такая точка зрения имеет право на жизнь)Я до сих пор плакаю, когда смотрю серии с Триттером. А там все окружающие можно сказать бросили его на произвол судьбы.((А вот нашелся бы кто-то сильный, взял бы его за шиворот и на реабилитацию!Ну и потом позаботился...хотя тогда, конечно, и кина бы такого не было)

2009-03-29 в 20:07 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
А вот нашелся бы кто-то сильный, взял бы его за шиворот и на реабилитацию!Ну и потом позаботился.
Ага.
Но такое никому не по силам...к сожалению для вымышленного Хауса, и к счастью для нас, зрителей))))))

2009-03-30 в 00:04 

На свете не бывает ошибочных мнений. Бывают мнения, которые не совпадают с нашими (с)
а ведь теоретически Хаус мог обмануть Уилсона и не только с таблетками
для проверки, хотя бы
это, конечно, чревато для него в будущем, но теоретически...

спасибо за продолжение!

2009-03-30 в 20:50 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
danechka? мог бы, конечно)) Но я думаю, он просто еще не успел привыкнуть к "темной стороне" Уилсона, чтобы включить защиту как следует..

2009-03-30 в 22:00 

На свете не бывает ошибочных мнений. Бывают мнения, которые не совпадают с нашими (с)
Smothered Hope, а сколько всего глав?

2009-03-30 в 22:11 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
danechka
ох, страшно сказать: на данный момент - 26)))))))))
И сколько еще будет - одному богу известно, ибо, судя по содержанию последних глав, автор не намерен скоро останавливаться :-(

2009-03-30 в 22:12 

I'm a fucked up bastard A sub-zero psycho, well I know
Smothered Hope я могу тебя порадовать, их уже 27)))

2009-03-30 в 22:16 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Magestic
ыыыыыыы))))))))))))))
Пошла читать.)

2009-03-30 в 22:18 

На свете не бывает ошибочных мнений. Бывают мнения, которые не совпадают с нашими (с)
Smothered Hope и это прекрасно :-D

2009-03-30 в 22:19 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
и куда-то наш дорогой canis venator подевался :thnk:

2009-03-30 в 22:21 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
danechka
в общем-то, да:D
еще бы осилить перевод этой грандиозной эпопеи)))))))

2009-03-30 в 22:48 

Smothered Hope эпопея действительно грандиозная, автор просто монстр) По причине болезни сегодня сидела дома и целый день, продираясь сквозь дебри английского языка и с маловразумительной помощью электронного переводчика, пыталась читать.Осилила))) Как же тяжело тебе приходится, герой-переводчик!))) Я поняла только общий смысл). Но могу сказать- это нечто!:bravo:.Ых!

2009-03-31 в 07:33 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Rebekka_L , ну ты даешь! :vo:
Мне, честно, Ангедония давалась труднее...У Dreamsofspike стиль не такой тяжелый))) Что, однако, не говорит о том, что последний автор - лучше)))

Пересмотрела этот dom\sub :-D кусок из серии, где Уилсон сообщает Хаусу, что он - главный в их отношениях:

У: Да если б я захотел, ты б у меня шмотки из прачечной забирал.
Х: Ога...Рискни-ка попросить.
У: Да ладно уж, пожалею тебя))))))
:lol:

2009-04-06 в 18:46 

Эйни Птичка-Синичка
Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно!
Ано...ано... А когда ждать продолжения? Оно ведь будет? Обычно вы к пн. выкладывали....
Прошу, вас-ПРОДУ!!!!!!!!
Кстати, до этого не комментила-так вот: мне четвертая глава ,в отличии ото всех , не понравилась(претензии не к вам
,разумеется, да и вообще-о каких претензиях может идти речь?), мне кажется там слишком банально было все сведено к сексу-мол поставили рейтинг НЦ, нада писать...
А вот от пятой главы, как и от всего произведения в целом я в восторге! Огромное спасибо за перевод!
Ну и на последок- ПРОДЫ! Плиз...

2009-04-06 в 22:02 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Эйни, спасибки.))) Очень рада, что фик нравится - значит, не зря мы над ним работаем :)

6 глава бетится, скоро будет выложена ;-)

2009-04-06 в 22:41 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Smothered Hope ооо, еще глава!

2009-04-09 в 10:41 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
canis venator, ага :)

Leverage: глава 6

Название: Rebellion\Мятеж
Ссылка на оригинал: dreamsofspike.livejournal.com/145980.html
Перевод: мой
Бета: Rebekka_L
Рейтинг: PG-13
Саммари: «Викодиновые Войны» начались. :Р Хаус отчаянно сопротивляется, Уилсон продолжает настаивать на своем, что чуть не приводит к катастрофическим последствиям.

2009-04-09 в 10:48 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
..Это еще не конец.

Слова Уилсона снова и снова звучали у Хауса в голове всю ночь, не давая успокоиться даже во сне.

Несмотря на все обещания и заверения Уилсона, у Хауса внутри все болезненно сжималось, когда перед его внутренним взором вновь и вновь появлялся образ Уилсона, стоящего в дверях спальни с ремнем в руках и выражением мрачной решимости на лице.

Значит, это не конец?! Да черта с два! Все не просто кончено, все умерло.

Одной только угрозы наказания ремнем оказалось для Хауса больше, чем достаточно, чтобы заставить его серьезно усомниться, стоит ли игра свеч.

Даже безвозвратная потеря дружбы Уилсона, при мысли о которой еще несколькими днями ранее Хаус готов был на стену лезть, начинала казаться ему не такой уж великой жертвой по сравнению с западней, в которую он угодил, и в которой совершенно не намерен был оставаться.
Ситуация становилась все более запутанной и пугающей, и требовала от Хауса все больше доверия и открытости, а он был к этому совершенно не готов.

Неудивительно, что на следующее утро Хаус проснулся гораздо раньше Уилсона. Он потихоньку собрал свою одежду и ушел одеваться в гостиную, чтобы не разбудить его.

Он добрался до клиники на мотоцикле и заявился в кабинет Кадди минут за пятнадцать до начала рабочего дня, несказанно удивив и озадачив ее.

- Доброе... утро,- Кадди настороженно поприветствовала Хауса и опустилась в кресло за своим рабочим столом,- можно узнать, чем я обязана столь раннему визиту?

Хаус не стал терять времени на прекрасную возможность популярно объяснить, чем именно она могла бы быть ему обязана этим дивным утром, и сразу перешел к делу.

- Мне кое - что нужно от тебя.

- Да? И что именно?- Кадди подозрительно приподняла бровь.

- Всего лишь рецепт на викодин.

- Рецепты тебе выписывает Уилсон, - последовало в ответ совершенно излишнее напоминание.

-Ты прекрасно можешь подождать...-Кадди быстро взглянула на часы,- десять минут до его прихода.

- Так я и знал, твое обычное цепляние к мелочам,- раздраженно буркнул Хаус,-мне больно, и я не понимаю, почему я должен терпеть лишних десять минут только из- за того, что Уилсон менее пунктуален, чем я.

- Прекрати, Хаус!- подозрительность Кадди сменилась понимающей усмешкой,- я только что говорила с Уилсоном и знаю, что случилось.

- Чудесно,- проворчал Хаус, начиная чувствовать смутное беспокойство,- собираешься меня отчитывать? Ну давай, начинай.

- Он рассказал мне о твоем новом курсе реабилитации,- объяснила Кадди, тепло улыбнувшись,- должна тебе сказать, что я под впечатлением. Ты просто молодец, что пытаешься завязать.

Но тут она снова посерьезнела и добавила уже более сурово:

- Но чтобы все это действительно сработало, ты не должен давать себе послаблений. Пойми, тебе нельзя действовать у него за спиной, пытаясь раздобыть лишние таблетки.

Сбитый с толку Хаус лихорадочно соображал, что еще ей рассказал Уилсон:

- Кстати, я не...

- Даже не думай об этом, Хаус! Уилсон объяснил мне, что он контролирует- когда именно и сколько именно таблеток ты принимаешь. И предупредил, что ты наверняка попытаешься вытянуть новый рецепт у кого- нибудь еще.

Кадди с сочувствием покачала головой, но ее решительно сжатые губы давали понять, что уступать она не собирается:

- Я не выпишу тебе рецепт, помогая свести на "нет" все твои, без сомнения, героические попытки завязать.

И тут Хаус неожиданно осознал тот факт, что Уилсон, видимо, с самого начала планировал конфисковать у него весь запас викодина и начисто отрезать любые пути к его возобновлению. От этой мысли ему стало нехорошо.
Не сказав ни слова в ответ, Хаус поднялся с кресла и стремительно вылетел из кабинета Кадди, направившись в свой собственный.

Он не видел, что стоило ему только выйти за порог, та схватила трубку телефона и быстро стала набирать номер, глядя ему в спину.

Войдя в диагностическую, Хаус нетерпеливо кивнул Кэмерон, наливавшей себе первую за день чашку кофе, приглашая следовать за собой.

Хаусу даже не понадобилось высказывать просьбу вслух. Он лишь выразительно взглянул на Кэмерон и тут же понял, какой ответ получит, когда она смутилась и опустила глаза.

- Кадди звонила мне только что...,- запинаясь начала она,- и пригрозила, что любой из нас будет немедленно уволен, если выпишет вам рецепт на викодин.

Явно нервничая, Кэмерон подняла на Хауса виноватый взгляд:

-Мне так жаль, Хаус.... Я бы сделала это, но ... я посто не могу.

Хаус задержал дыхание, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не заорать на нее, и просто раздраженно взмахнул рукой, отпуская Кэмерон на все четыре стороны. Все. Больше никого не осталось. Хаус был далек от мысли попросить об этой услуге Формана или Чейза, прекрасно понимая, что они не за что не пожелают навлечь на себя гнев Кадди.

Кэмерон была его последней и единственной надеждой, но даже она не захотела рисковать своей работой, ради удовлетворения его пагубной страсти.

Уилсон всегда был ушлым манипулятором, и сейчас он ухитрился обставить все так, чтобы у Хауса не осталось иного выбора, как запихнуть свою гордость подальше и прийти за таблетками именно к нему.

К тому времени, как Хаус дохромал до его офиса, Уилсон был уже на месте. Он сидел за столом и, казалось, был полностью захвачен составлением плана работы на сегодня. Хаус распахнул дверь и резким движением трости смахнул на пол его папки с историями болезней, бланки рецептов и прочую канцелярию.

- Отдай мне мои гребаные таблетки!- с тихой угрозой потребовал он.

Уилсон поднял на него взгляд, полный сердитого удивления.

-Лучше бы тебе поднять все это с пола, Хаус,- мягко предложил он.

- А тебе лучше бы отдать мой викодин, прежде чем пострадает что-нибудь гораздо более ценное,чем твои бумажки и карандаши,- резко отпарировал Хаус,- мне больно! Ты не можешь вот так, просто, взять и забрать его у меня...

- Я и не думал этого делать, - Уилсон коротко, иронично рассмеялся,- ну, по крайней мере насовсем. Я собирался дать тебе одну таблетку утром, как только проснусь. Но к тому времени ты уже успел сбежать и поэтому...

Разумеется слово "собирался" не могло ускользнуть от внимания Хауса и он застыл на месте, вопросительно и напряженно глядя на Уилсона.

- Значит ты собирался... А теперь....

-А теперь...- Уилсон отвел взгляд от его лица и какое- то время изучал пол у себя под ногами, уперев одну руку в бок, а другой почесывая затылок, прежде чем снова взглянуть Хаусу в глаза и тихо ответить:

- А теперь, я думаю, тебе нужно убрать весь этот бардак и извиниться, если тебе действительно что- то от меня нужно.

2009-04-09 в 11:00 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Хаус стоял неподвижно, кипя и задыхаясь от злости, его рука с силой сжимала рукоять трости, да так, что костяшки побелели, когда он смотрел на Уилсона, по- прежнему невозмутимого и спокойного.

Дрожащим от едва сдерживаемой ярости голосом он ответил:

- Мне ничего от тебя не нужно. И извиняться я не собираюсь!

Уилсон грустно улыбнулся:

- Я понял, что не собираешься. Догадаться было несложно...

Он помолчал немного и терпеливо добавил:

-Но если ты вдруг передумаешь- ты знаешь, где меня найти. Просто приходи и мы поговорим. А в том, что ты передумаешь, я уверен.

- Может ты и прав... передумаю, потому что буду в агонии,- обвиняюще выплюнул Хаус,- но тебе нет до этого никакого дела.

- Я уверяю тебя, что это не так,- Уилсон вздохнул,- все, что от тебя сейчас требуется - это обычное извинение.

Зная, что Уилсон ни за что не отступится о своего решения, Хаус несколько секунд просто стоял молча, в полном замешательстве, пытаясь сообразить, как ему получить то, чего он хочет... да что там хочет!- в чем он так нуждается..., но так ничего и не придумал.

Развернувшись, Хаус с тихим ругательством вышел, громко хлопнув дверью, и стремительно похромал обратно в свой кабинет.

Он твердо решил не поддаваться Уилсону и не унижаться до просьб, и также он не был намерен извиняться.

Но только он так и не смог решить, что же делать с маленькой загвоздкой в лице самого Уилсона.

Весь день Хаус разрывался пополам между двумя желаниями. С одной стороны ему хотелось избегать Уилсона, дабы продемонстрировать ему, что он прекрасно может пережить утрату викодина по его вине, и в тоже время Хауса нестерпимо тянуло показываться на глаза Уилсону как можно чаще, чтобы тот чувствовал себя виноватым, видя его страдания... он хотел вынудить Уилсона сдаться.

К вечеру боль стала просто невыносимой. Она сводила Хауса с ума, он не мог думать ни о чем другом, боль туманила его разум и в конце концов отчаяние привело его к такой степени агрессии, какой ни Уилсон, ни сам Хаус просто не могли себе представить.

Вернувшись после растянувшегося на три часа дежурства в клинике, Уилсон застал Хауса, методично крушащим его офис. Полки, на которых еще утром были расставлены в идеальном порядке книги, игрушки и сувениры, подаренные благодарными пациентами, были теперь девственно чисты. А пол, усеянный обломками, обрывками и осколками, чья- то "заботливая" рука тщательно полила недопитым остывшим кофе из кружки Уилсона.

Для того, чтобы зайти в кабинет, Уилсон выбрал самый подходящий момент- Хаус как раз рвал надвое последнюю картонную папку.

На некоторое время оба замерли, уставившись друг на друга.

Потом Уилсон отвернулся и тихонько прикрыл за собой дверь. Он снова взглянул на Хауса с настораживающим спокойствием и мягко предложил:

- Я думаю, ты должен прибрать здесь.

Хаус фыркнул, стараясь ни в коем случае не показать Уилсону, что ласковый тон заставил его занервничать.

- Ты, видимо, не до конца разобрался в ситуации,- ответил он как можно более резко,- я, видишь ли, сознательно создаю беспорядок в твоем кабинете, и весь смысл тут в том, чтобы убирать его пришлось именно тебе. Поэтому...

- Прошу прощенья,- холодно улыбнувшись, перебил его Уилсон и начал приближаться к Хаусу с пугающей неспешностью.

- Я просто недостаточно ясно выразился. Сейчас исправлюсь.

Произнося эти слова, он продолжал медленно сокращать расстояние между ними, пока не заставил Хауса прижаться вплотную к разгромленному столу. Голос Уилсона угрожающе понизился, когда он повторил, уже по- настоящему приказывая:

- Убери здесь!

Секунду другую Хаус колебался, изучая лицо Уилсона, стараясь оценить степень опасности, в которой оказался. Пару дней назад ему было бы наплевать. А сейчас ему вдруг показалось, что он совсем не знает своего лучшего друга. После нескольких мгновений напряженного раздумья, Хаус упрямо сжал зубы, а потом ответил с настороженным вызовом:

- Отдай мне викодин, и я это сделаю.

Уилсон посмотрел на него, оценивающе и сочуственно, и почувствовал, как у него екнуло сердце. Хауса била мелкая дрожь, плечи сведены болезненной судорогой, на лице- нездоровая синюшная бледность. Ну да, так и должно быть- ведь за весь день он не принял ни единой таблетки.

Но тем не менее в тихом голосе Уилсона не было и тени вины, когда он снова заговорил:

- Ты мог бы получить свой викодин еще несколько часов назад. Нужно было просто извиниться, неужели это так сложно?

А сейчас ты перешел все мыслимые границы...

У Хауса противно засосало под ложечкой, когда он попытался понять затуманенным болью разумом, что именно Уилсон хотел этим сказать. Но он не подал виду, что испуган и дерзко выпалил Уилсону прямо в лицо:

- И что теперь? Раз для извинений уже слишком поздно? Видимо, я буду наказан, несмотря ни на что?

Он покачал головой и выдал Уилсону одну из своих фирменных ехидных улыбок:

-Имей в виду, это будет возможно, только если я позволю этому случиться. Хочешь пари?

Но Уилсон не ответил. Он только молча смотрел на Хауса и гнев боролся в нем с состраданием, проигрывая ему по всем фронтам.

Наконец, он тяжело вздохнул, ослабив тем самым напряжение момента - но не замешательство и тревогу Хауса - и обошел вокруг стола, доставая из верхнего ящика ключи. Обычно Уилсон не закрывал офис на ключ, однако сейчас он не намеревался ждать, пока Хаус снизойдет до извинений и совершенно не стремился к тому, чтобы любой желающий, включая Кадди, мог войти и полюбоваться на царившую тут разруху.

-Давай, - взяв портфель, Уилсон кивком указал Хаусу на дверь, - пошли домой.

Хаус снова фыркнул и насупился еще сильнее.

- Я не собираюсь никуда с тобой идти.

- А ты уверен, что в состоянии ехать на мотоцикле?- Уилсон помолчал и добавил:

- Тебе же больно, как никогда раньше. Пойдем в машину.

Он опять сделал драматическую паузу и коротко злорадно улыбнулся, поворачиваясь к двери:

- Кроме того, как ты собираешься продержаться всю ночь без своих таблеток после того, как уже провел без них целый день?

Хаус собирался немедленно гордо отказаться, но Уилсон загнал его в западню, выхода из которой не было. Его нога пульсировала адской болью и просто кричала, как будто была отдельно живущим самостоятельным существом, чтобы он сию минуту соглашался - на все и сразу. Уилсон несомненно преуспел в своем стремлении отрезать Хауса от всех возможных источников викодина.

И горькая правда состояла в том, что единственным способом добиться облегчения страшной муки было как можно скорее ехать домой вместе с Уилсоном. Но сдаваться и извиняться Хаус по прежнему не собирался. Так же, как и вымаливать у Уилсона таблетки.

Когда они наконец дошли до машины Уилсона, которая была припаркована достаточно далеко от мотоцикла Хауса, занимающего удобное место на стоянке для инвалидов, Хауса трясло так, что плечи ходили ходуном, а смертельно бледное лицо исказилось гримасой непрекращающейся боли.

Уилсон открыл Хаусу дверцу машины и подождал, пока тот с трудом устроится на пассажирском сиденье. Он украдкой бросил взгляд на его подернутые мутной пеленой глаза и заволновался еще сильнее.

Хаус зажмурился, откинулся на спинку сиденья, и, казалось, не заметил этого. Уилсон захлопнул дверь, обошел автомобиль и сел за руль.

2009-04-09 в 11:04 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Первые несколько минут поездки прошли в напряженном молчании. Хаусу было слишком плохо, чтобы поддерживать беседу, к тому же кроме физической боли его терзала мрачная злоба на Уилсона. А тот со своей стороны не знал, как подступиться к Хаусу и что тут вообще было можно сказать. Наконец, он решился открыть рот.

- Знаешь, этого не должно было произойти! Ну что тебе стоит? Просто пара самых простых слов извинения - и я дам тебе таблетку...Да какого черта? Дам две, ведь ты не принимал их целый день.

Я совсем не хотел, чтобы так вышло..

- Тебе просто нужно понять, что ситуация изменилась, тебе больше нельзя делать все, что заблагорассудится и надеяться, что это сойдет тебе с рук. Нужно, чтобы ты...

Мне просто невыносимо видеть, как ты снова и снова себя убиваешь…

-... Пойми, я делаю это только потому, что мне не все равно, что с тобой будет, Хаус. И чем скорее ты это поймешь, чем скорее перестанешь со мной бороться..., тем скорее у нас все начнет получаться. Я знаю, это возможно...

Пожалуйста, прошу тебя, просто поверь мне....просто дай мне тебе помочь...

- Все, что тебе нужно сделать, это проявить немного зрелости.. и я забуду весь этот сумашедший день, как будто его никогда не было. Я дам тебе викодин на ночь, и завтра утром, и вечером тоже... и буду давать дальше, как мы с тобой и договаривались, ты ведь помнишь?

Уилсон на секунду перестал следить за дорогой, бросил на Хауса быстрый встревоженный взгляд и снова сосредоточился на езде.

- И с этого дня мы забудем о наказаниях, неприятных последствиях и все прочем в этом же роде... Ты согласен?

Ответа не последовало.

- Хаус?

Уилсон нахмурился и снова взглянул на него. Хаус задумчиво смотрел в окно рассеянным взглядом. А потом повернулся к Уилсону с глумливой улыбкой, и Уилсон понял, что ответа, который он надеялся услышать, не будет.

- Прости, я отвлекся,- невинные глаза Хауса излучали искренность и понимание,- я не расслышал. Ты сейчас что-то сказал?

Растерянность Уилсона постепенно сменилась негодованием, а потом и гневом, когда он оценил ситуацию в целом.

-Ну и отлично, - бросил он, выпрямляя спину и снова сконцентрировавшись на дороге, - Хочешь, чтобы все было именно так? Да ради Бога! Кто я такой, чтобы тебе мешать? Ну, подумаешь, проведешь ночь без своих пилюль.. А потом проводи весь остаток своей чертовой жизни, как хочешь, мне наплевать. Всё зависит только от тебя. И в последствиях будешь виноват только ты сам.

Хаус упрямо молчал. Ожидающий ответной язвительной реплики Уилсон глянул на него краем глаза , и мгновенно почувствовал щемящее сожаление о собственных словах, когда он увидел, как Хаус почти до крови закусил нижнюю губу и зажмурился, опять откинувшись на спинку кресла.

Решимость и вина начали в душе Уилсона смертельный поединок, когда он понял, почему Хаус не отвечал.

Ему было слишком больно, чтобы разговаривать. Сердце Уилсона сжалось в крохотный комок.

Почему это случилось? Ведь это последнее, чего бы я мог для него хотеть! У меня ничего не получится...

Когда они подъехали к дому, Уилсону стоило титанических усилий держать рот на замке и не предлагать Хаусу свою помощь, которую бы тот, без сомнения, отверг.

Уилсон почувствовал почти физическую боль, когда увидел, как Хаус мучительно, с трудом вылез из машины и похромал к дому, припадая на больную ногу гораздо сильнее, чем обычно. И добрался он до двери очень нескоро.

Как только они вошли в квартиру и входная дверь захлопнулась за ними, Уилсон не выдержал.

- Хаус...

- Да пошел ты!- тот грубо оборвал его и похромал в спальню. А Уилсон остался растерянно стоять в прихожей, не зная, что делать и как теперь поступить.

Примерно через час Хаус, присел на краешек кровати, медленно потирая бедро, изо все сил стараясь отвлечься от терзающей его боли.
Ему надо было срочно придумать, как добраться до викодина, в котором он так отчаянно нуждался.

Но как он ни старался, у него ничего не получалось, боль не давала сосредоточиться.. да что там сосредоточиться, он просто не мог ни о чем думать, мог только сидеть и бороться с наворачивающимися на глаза слезами отчаяния и беспомощности.

А хуже всего было то, что в глубине души Хаус был уверен, что в чем- то Уилсон прав. Пока все, что он предлагал, было действительно разумно. Просто вместе с тем это было страшно тяжело- если даже не невозможно- позволить кому- то, кроме себя самого, управлять его собственной жизнью.

Конечно, Уилсон знал его лучше, чем кто- либо другой, но разве он мог судить о том, когда и сколько таблеток требуется Хаусу. Откуда Уилсону было знать, насколько сильна его боль? Идея передать ему в руки власть над собственным телом и душой была такой соблазнительной... и такой ужасающей...

Он говорит, что заботится обо мне, что все это только для моего блага....но что ему нужно от меня на самом деле?

Едва дыша от боли, Хаус собирался с силами, чтобы встать с кровати, когда дверь вдруг резко распахнулась.

Уилсон, стоял на пороге и смотрел на него с едва сдерживаемой злостью в потемневших глазах.

Хаус вздрогнул, когда тот решительно двинулся к нему, распространяя вокруг себя практически видимые невооруженным глазом волны агрессии и властности.

- Знаешь, для гения ты иногда бываешь редкостным идиотом!

Уилсон сказал это тихо и расстроенно, остановившись перед Хаусом и глядя сверху вниз , как тот собрался, напрягаясь всем изломанным болью телом, - как будто бы готовился к некой атаке со стороны Уилсона.

Он схватил Хауса за запястье и тот внезапно отпрянул, словно ожидая удара. Это рассердило Уилсона еще больше.

- Черт тебя побери, Хаус, да можешь ты мне поверить хоть на секунду?! Я вовсе не собираюсь тебя бить!

Смущенный собственной неожиданной реакцией, Хаус хмуро уставился куда- то вниз, на колени, и попытался отдернуть руку.

- Вали отсюда,- потребовал он дрожащим от напряжения голосом,- просто проваливай и оставь меня наконец в покое!

- Заткнись и послушай меня хоть немного вместо того, чтобы убеждать себя в том, что знаешь, что именно я намерен сказать или сделать.

Уилсон вложил что-то в открытую ладонь Хауса и мягко сжал ее в кулак.

Хаус взглянул на него и вздрогнул, поняв, что за крошечные предметы оказались в его руке.

-Прими свои гребанные таблетки, - приказал Уилсон и злость, вернувшаяся в его голос, заставила Хауса инстинктивно отвести взгляд.

Но тот молча приподнял его подбородок, заставляя снова посмотреть на себя, и Хаус почувствовал странный трепет в желудке, когда разглядел в глазах Уилсона что-то еще, кроме гнева и раздражения. Они подозрительно блестели, в них угадывались боль, сострадание и беспокойство... и еще что- то, чему Хаус не мог пока придумать названия.

-Значит.... необходимость в извинениях отпала... теперь я точно не буду просить прощенья... я хочу, чтобы ты это знал...
- Хаус говорил перывистым, нетвердым голосом, запинаясь и проглатывая слоги.

И этот неуверенный голос выдал его Уилсону с головой. Он понял, что еще чуть- чуть и Хаус сдался бы, и сказал бы ему все, чего Уилсон добивался от него целый день.

Но теперь это было уже не важно. Потому что Уилсон был больше не в состоянии видеть, как Хаус мучается.

-Я не хочу, чтобы ты страдал, Хаус, - несмотря на дрожь в голосе, Уилсон твердо смотрел ему в глаза, не позволяя отвести взгляд, - Я стараюсь помочь тебе, а не делать больно. Весь смысл в том, что я не могу просто стоять и смотреть, как ты губишь себя. Или таким образом ты снимаешь с себя ответственность за свою жизнь и перекладываешь ее на чужие плечи? Мои, например?

2009-04-09 в 11:08 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Такой взгляд на вещи был новостью для Хауса. Он проглотил подозрительный комок в горле, обдумывая слова Уилсона.

- А теперь прими их,- Уилсон кивнул на сжатый кулак Хауса,- со всем остальным мы разберемся позже.

Какое- то время Хаус колебался, но потом его плечи расслабились, он поднес кулак ко рту и проглотил обе таблетки разом, не запивая, закрыв глаза и мучительно тяжело вдохнув. Сейчас наступит долгожданное облегчение, надо только подождать... немного, совсем чуть-чуть...

-Ты согласился на это, Хаус, - напомнил Уилсон тихо, голосом, дрожащим от переполнявших его эмоций, - Ты обещал, что попытаешься. Ничего не выйдет, если я буду просить тебя делать то, чего ты сам не желаешь, или если ты вдруг передумаешь из- за глупого детского упрямства.

Измученный тем, через что ему пришлось пройти в этот день, Хаус, тем не менее, внимательно слушал Уилсона.

- Я это знаю, - он медленно кивнул и уставился в пол.

- Как ты можешь говорить мне о подчинении, и в тоже время по- прежнему творить все, что взбредет тебе в голову? Ведь тогда вся эта затея становится бессмысленной.

- Я знаю...

- И мы все еще не разобрались, что нам делать с твоими увертками и неподчинением за эти два дня,- продолжал настаивать Уилсон,- ты понимаешь, что ты все равно будешь наказан. Нам только нужно выбрать способ...

- Я знаю...

Тут Хаус окончательно замолчал. А потом вдруг поднял на Уилсона больные, измученные глаза, и тот отпрянул, пораженный в самое сердце блеском подступающих к ним слез и необыкновенной прямотой и честностью его взгляда.

- Только, пожалуйста... не сегодня... Хорошо...?- хрипло попросил Хаус, запинаясь на каждом слоге.

Эти несколько слов и отчаянная мольба в глазах Хауса тронули сердце Уилсона неведомым ему до сегодняшнего дня состраданием. Сейчас он безумно сожалел о том, через что пришлось сегодня пройти Хаусу по его вине.

- Хорошо,- мягко согласился он и начал поглаживать предплечья Хауса,- конечно, не сегодня.

Через несколько минут задумчивого, почти умиротворяющего молчания сочетание нежных , успокаивающих поглаживаний Уилсона и двойной дозы викодина возымело свое действие. Хаус начал потихоньку засыпать, привалившись боком к плечу Уилсона, и тот снова почувствовал себя виноватым и ответственным за Хауса, поняв до какой степени он измучился и устал за сегодняшний день.

- Ну, давай,- прошептал он ласково, одной рукой поддерживая Хауса в сидячем положении, а другой расстегивая пуговицы на его рубашке,- я помогу тебе лечь.

- Я и сам могу...- слабо запротестовал тот.

- Конечно, можешь, я знаю,- согласился Уилсон еще нежнее, продолжая раздевать его, и больше Хаус уже не возражал.

Уложив Хауса в постель, он заботливо укрыл его одеялом. К тому времени, как Уилсон разделся сам, тот уже почти спал. Скользнув под одеяло к Хаусу, Уилсон обнял его и заботливо прижал к себе, обрадовавшись, что тот не только не попытался освободиться от его объятий, а наоборот попытался устроиться в них поудобнее.

Может быть, все еще не совсем плохо...

Уилсон нахмурился, размышляя о том, что все могло обернуться гораздо хуже.

Завтра мы поговорим об этом, обещал он сам себе, начиная соскальзывать в сонный омут. Завтра мы будем говорить об этом долго- долго...

Я этого не хотел, но сегодняшний день превратился в сущий кошмар.... Чтобы не случилось дальше, я больше никогда не сделаю ему больно... никогда, я обещаю...

2009-04-09 в 11:24 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
блин, Одни слова! Когда же действия будут?? Я теперь понимаю, за что мне понаравилась первая глава - там не было всех этих милых-сладких описаний, там было живое действие!....

2009-04-09 в 11:29 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Ну, вот как-то так..))))

"Необратимость" почитай.))) Там - нет слов вообще, только действия;-)

2009-04-09 в 17:07 

Hokori
между Светом и Тьмой путь проложен земной (с) // – Мама, у нас голые педики на крыше!!!!! (с)
Ух, как же мне нравится! Особенно то, что прописаны мысли Доминанта. Никогда даже не думала, что они способны сомневаться и бывают в чем-то неуверены...

2009-04-10 в 00:39 

canis venator, волноваться команды не было)))). Это же БДСМ ный фик) Все будет) Я узнавала)

2009-04-10 в 01:17 

The green
А судит пусть тот, кто не ошибался.(с)
Так это еще не конец?... это начинает походить на сериал.

2009-04-10 в 16:25 

Эйни Птичка-Синичка
Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно!
Определенно это самый лучший фик, который я читала по хаусу. Здесь удивительно сочетаются и большое кол-во НЦы,которая мне, как наверное и любому слэшеру, нравится, и мысли и переживания героев. И, имхо, второе здесь -удалось гораздо лучше первого, мне по крайней мере больше нравится читать "милые-сладкие"описания....
Так что огромное спасибо переводчику за старания!
Ждем проду!

2009-04-10 в 22:17 

Hokori мне тоже нравится. А как звучит-то-Уилсон- доминант...) Но мысли и чувства переданы и правда очень убедительно.

canis venator , а это сериал- это хорошо или плохо?) Там еще просто уйма глав. Что мне, собственно и нравится. То НЦа, то разговоры и переживания, каждый найдет в этом фике то, что нравится именно ему.)

Эйни Птичка-Синичка , раньше мое сердце было отдано "Пристойному предложению". Теперь к нему добавился "Метод воздействия". Никогда не думала, что мне так понравится БДСМфик.:heart:

2009-04-11 в 00:30 

don't look back you're all alone
ваще нихуя нет слов!!
прочитал на одном дыхании и кончил раз пиццот
спасибооо!!! это просто невероятно, я давно фики не читал по Хаусу Уилсону, так как , ну даже не знаю..что не читал раньше, как-то все не очень , но тут, это просто нечто!!! я ваш фонат на веки!!!:heart::heart::heart:

2009-04-11 в 07:58 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Hokori,
Ну, Уилсон еще неопытный, начинающий Доминант:D Поэтому и сомневается. Пока что..)))

Эйни Птичка-Синичка, данке шён:) Мне этот фик тоже именно этим нравится: добротный ангст, щедро приправленный нц-17.)

Хаус., вау!:gigi: Я очень рада, что ты оценил.:vo: )))

2009-04-12 в 02:16 

истероидный бантик
Smothered Hope спасибо за новую главу :)
жалко Хауса...почему-то получается так, что Уилсон хочет ему добра, а делает только больно

2009-04-12 в 11:29 

истероидный бантик, видимо это как раз тот случай, когда "благими намереньями выложена дорога в ад".И очень часто люди делают больно именно тем, кого любят.А Хауса действительно очень жалко.:weep:

2009-04-12 в 14:19 

истероидный бантик
Rebekka_L угу...:depr: ещё одно подтверждение высказывания о том, что нет в мире идеальных людей, есть лишь идеальные намерения...да и эти идеальные намерения часто приносят только вред

2009-04-12 в 17:15 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Уилсон совершает кучу ошибок..((
Но потом один коллега, знающий тольк в БДСМ, вправит ему мозги ;-)

Насчет самого лучшего фанфа по Хаусу-
читать дальше

2009-04-12 в 17:25 

Я влюбляюсь!
Smothered Hope ммм))я б почитал...люблю такие темы..хоть потом и потрясывает немного. но я не знаю совершенно английского, и моя психика щас наверное такого не выдержит..это похоже на то, когда люди начинают смотреть ужастики - когда у них в жизни всё хорошо и хочется новых ощущений. а в будущем с удовольствием бы почитал)))

2009-04-12 в 19:24 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
manok.,
это похоже на то, когда люди начинают смотреть ужастики - когда у них в жизни всё хорошо и хочется новых ощущений.
Я понимаю.. Но для меня обычно наоборот: выдуманные ужастики отвлекают от мрачных мыслей о реальной жизни)


Очень хочется взяться за его перевод, но Leverage бросать жалко, а два фика одна я не потяну.((

2009-04-12 в 19:30 

Я влюбляюсь!
Smothered Hope
Очень хочется взяться за его перевод, но Leverage бросать жалко, а два фика одна я не потяну.((
ммм)) я буду очень рад если ты когда нить возьмёшься за перевод этого фика))) жалко только помочь немогу(( мой английский на нуле...

2009-04-12 в 22:47 

Smothered Hope как бы я хотела это почитать! Мож кто еще переведет, блин, уже прямо вот...хочу!А английский у меня, ну не то, чтоб полный ноль, но где-то рядом. Эх, какая жаль(

2009-04-12 в 23:54 

мы любознательны, но мы не любопытны (с)
Smothered Hope, я вот не удержалась и начала читать In My Darkest Dreams. Уж больно анонс интересный у Вас вышел) Я легко на такое покупаюсь) К тому же, там английский, кажется, довольно простой, что для меня просто спасительно. И всё, если когда-нибудь случится перевод, обязательно прочту. Русский язык мне как-то привычнее. А вот в оригинал Leverage лезть не хочется, потому что перевод меня полностью устраивает и жду именно этого продолжения. И хотя мне видится некоторая ООСность в отношениях Хаус/боль:bdsm: [имхо, он её не боится и любая физическая боль, кроме ноги, даже несмотря на тяжёлое детство, ему приятна, т.к. отвлекает от главного], история интересная и очень здорово, что Вы выбрали этот фик для перевода. Спасибо от благодарных читателей :red:

2009-04-13 в 09:20 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
manok., ежели когда-нить удастся передать Левередж в руки другого переводчика, возьмусь обязательно)))

Rebekka_L, есть тексты, которые прямо так и просятся под перевод.) Для меня таким текстом была Ангедония, а сейчас - In my darkest dreams... Эх, как бы хотелось перевести и прочитать его на русском, с твоей чудесной бетой..((

Pretty Rat ,
К тому же, там английский, кажется, довольно простой, что для меня просто спасительно.
ну, да, он примерно такого же уровня сложности, как и Левередж)) Т.е., средний (на мой взгляд) Бывают и тяжелее :)
имхо, он её не боится и любая физическая боль, кроме ноги, даже несмотря на тяжёлое детство, ему приятна, т.к. отвлекает от главного
Нет, физической боли он, конечно же, не боится.) Совершенно верно - она его отвлекает (это мы видели в сериале, и в In my darkest dreams эта тем затронута, довольно мрачно и жестко..)) И в Левередже Хауса пугает не сама боль, и даже не ее интенсивность, а как и чем она причиняется. Вот тут www.diary.ru/~housefans/p58980865.htm magestic еще давно переводила 17 главу - из нее становится понятно, почему так происходит((

Pretty Rat, большое спасибо за теплые слова!:flower:
когда читаешь такие отзывы, работать над фиком становится вдвойне приятнее, да и дело идет быстрее)))

2009-04-17 в 10:45 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Глава 7: Contract/Договор

Ссылка на оригинал: dreamsofspike.livejournal.com/146514.html
Рейтинг: у автора PG-13, но я бы поставила R
Над русской версией работали: Smothered Hope и Rebekka_L
Саммари: После неприятностей, случившихся днем ранее, Уилсон решает кое-что оформить в письменном виде.

2009-04-17 в 10:45 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Проснувшись на следующее утро, Уилсон обнаружил, что Хаус уже ушел.

Опять.

Что ж, он был разочарован, но не удивлен. Выбравшись из постели, Уилсон вздохнул, бросив быстрый взгляд на прикроватную тумбочку, где вчера вечером он оставил для Хауса пару таблеток на утро. Сейчас их не было.

Чувство вины за произошедшее накануне грызло и терзало Уилсона даже ночью, поэтому он был бы рад убедиться, что Хаусу не будет больно ни одной лишней минуты после того, как он проснется.
Однако права сбежать неизвестно куда при первой же возможности Хаусу никто не давал.

Уилсон собирался на работу в гнетущей тишине, стараясь не поддаваться мрачным мыслям, подавить чувство грусти и разочарования. А на что он надеялся, в самом-то деле?... После того, что натворил вчера..

Скрепя сердце, Уилсон признался сам себе, что и от сегодняшнего дня он не ждет абсолютно ничего хорошего.

Все время, пока Уилсон ехал на работу, он с каким- то извращенным упрямством продолжал изводить себя тяжелыми мыслями и поэтому, добравшись, наконец до клиники, выглядел мрачнее тучи. Поднявшись на лифте на свой этаж, он неимоверным усилием воли поборол в себе желание заглянуть в кабинет Хауса, чтобы проверить, на месте ли его хозяин и все ли с ним в прядке. С тяжелым вздохом он подошел к собственной двери, вытащил из кармана ключ и вставил его в замочную скважину.

У нас впереди целый день... когда он захочет поговорить со мной... то есть, если он захочет поговорить со мной...он придет сам....только бы он сделал это поскорее, я ведь так до вечера с ума сойду!

Дверь распахнулась, и Уилсон застыл на пороге как вкопанный, пораженный до глубины души открывшейся его взору картиной.
Вечный источник его головной боли стоял на коленях спиной к двери и старательно складывал в стоящую рядом с ним мусорную корзину безнадежно испорченные пролитым кофе бумаги, журналы и блокноты. Не веря своим глазам, Уилсон наблюдал, как Хаус собрал разбросанные по полу медицинские карты в аккуратную стопку и сложил их в лоток на столе - туда, где они лежали вчера.

Хаус почувствовал его присутствие, вздрогнул и обернулся, бросив на Уилсона хмурый взгляд через плечо:

- Ну что, спящий красавец, тебя нужно поцеловать, чтобы ты проснулся и закрыл за собой дверь, прежде чем кто-нибудь заглянет сюда и впадет в глубокую кому, увидев, как я играю в Золушку?

Уилсон, до сих пор окончательно не пришедший в себя от созерцания этой сюрреалистической сцены, торопливо отвернулся и тихонько прикрыл дверь. Когда он вновь взглянул на Хауса, тот уже снова старательно продолжал ликвидацию им самим же созданного бардака. Он собрал в охапку огромную кучу картонных папок, до которых смог дотянуться, не меняя положения, а потом попытался опереться о столешницу и встать.

Разумеется, это было невозможно, из-за того, что его руки были заняты, а больная нога не позволяла Хаусу подняться без их помощи.

Последние облачка, омрачавшие стремительно светлеющее настроение Уилсона, тут же исчезли, как по мановению руки, и он бросился к Хаусу на подмогу. Он взял Хауса под руки, так бережно, словно он был не человеком, а статуэткой из драгоценного китайского фарфора, и осторожно поставил на ноги. Хаус благодарно взглянул на Уилсона, безропотно принимая помощь, и на долю секунды в его глазах мелькнула такая неуверенность и беззащитность, что тот едва не прослезился от переполнившего его чувства тепла и нежности.

Не обращая внимания на папки, которые Хаус продолжал судорожно прижимать к груди, Уилсон мягко, но решительно толкнул его к стене и поцеловал глубоко и страстно, не найдя лучшего выражения для обуревавших его эмоций.
Хаус напрягся было, чувствуя легкий дискомфорт из-за занятых рук, но когда Уилсон положил ладонь ему на затылок и пробежал пальцами по волосам, его напряженные мышцы стали потихоньку расслабляться, и Хаус начал отвечать на поцелуй.

От самого поцелуя и от беспомощного в какой-то степени положения Хауса, Уилсон почувствовал нарастающее возбуждение. Его руки медленно обняли плечи Хауса, затем спустились вниз, поглаживая предплечья, добрались до талии и снова начали подниматься вверх, но уже под теплой тканью мятой рубашки. Волна болезненного желания захлестнула Уилсона с головой, когда он почувствовал легкую дрожь, которая пробежала по телу Хауса от его прикосновений к обнаженной коже.

Но мгновением спустя, Хаус с явным усилием оторвался от его губ - это было единственным способом сопротивления, который был доступен ему на данный момент. Руки Уилсона замерли под рубашкой Хауса, он слегка отстранился, вопросительно глядя ему в глаза:

- Что такое?

Хаусу потребовалось некоторое время, чтобы отдышаться, прежде чем ответить:

- Я тут подумал, что на работе нам стоило бы вести себя поосторожнее,- он кивком указал Уилсону на входную дверь,- может, стоит закрыть ее на замок?

Уилсон легкомысленно рассмеялся и снова поцеловал его - на этот раз коротко и крепко. А потом беспечно пожал плечами и заявил:

-Прямо сейчас, Хаус, мне совершенно на это наплевать, пусть даже вся больница наблюдает за нами через скрытую камеру.

Хаус ухмыльнулся, и сокрушенно покачал головой:

- Вот черт! Я был совершенно уверен, что сказал тебе...

В ответ на его неуклюжую шутку Уилсон лишь мягко улыбнулся:

- Я и в самом деле…. горжусь тобой, Хаус. Я так рад…., что ты сам понял, как важно было это сделать...

Уилсон взмахнул рукой, широким жестом обозначая свой кабинет, который теперь гораздо меньше напоминал жертву урагана Катрина.

- Да-а, да-а-а..- протянул Хаус, закатывая глаза, явно чувствуя себя неуютно от непривычной похвалы,- но я уже почти готов пожалеть об этом. Может, ты просто заткнешься и...

Его протест оборвался, когда Уилсон поцеловал его снова, и слова Хауса перешли в благодарный приглушенный стон. Правая рука Уилсона поползла вниз, нашарила пряжку ремня и расстегнула ее. Теплые пальцы скользнули под пояс, в то время как левая рука уверенно легла на выпуклость спереди джинсов Хауса.
Тот слегка выгнулся и застонал Уилсону в рот, еще крепче вцепившись в папки, которые по- прежнему прижимал к себе. И вдруг Хаус неожиданно разжал руки и обнял Уилсона за талию, нетерпеливо прижимая к себе. На пол градом посыпались блокноты и карандаши.

Но тут Уилсон резко отстранился и, загадочно улыбнувшись Хаусу, пошел к двери. У того вырвался возглас протеста, который тут же стих, когда Хаус увидел, как Уилсон тщательно запер дверь на замок и прошелся по кабинету, опуская жалюзи на окнах.

Когда Хаус понял, зачем он это делает, он усмехнулся.

- Ну-ну! Значит тебя все- таки беспокоит, что если сюда кто- нибудь неожиданно войдет..,- его голос дрожал от смеси вожделения и замешательства.

- Беспокоит,- дыхание Уилсона участилось, когда он снова подошел к Хаусу и медленно оглядел его с ног до головы голодным взглядом.

- Еще как беспокоит,- он придвинулся к Хаусу вплотную и, не отводя взгляда от его лица, медленно опустился на колени,- потому что я собираюсь сейчас сделать то, что будет стоить нам не просто пятнадцати минут позора, если нас застукают. Это может стоить нам работы...

Хаус смотрел на него широко раскрытыми глазами, в то время как Уилсон нежно провел руками по его бедрам вниз, а потом снова верх, расстегивая молнию на его джинсах.

- Интересно почему...,- выдохнул Хаус, запрокидывая голову назад,- … эта перспектива так возбуждает?

И в следующее мгновение одно лишь прикосновение горячих влажных губ Уилсона перенесло его в мир, где царили только самые приятные ощущения, а места боли и сомнениям не было совсем.

2009-04-17 в 10:53 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
*******


Когда к Хаусу наконец вернулась способность здраво соображать и твердо держаться на ногах, они вместе закончили уборку.
Кто бы мог подумать, сколько удивительных талантов может скрываться в человеке? Уилсон оказался просто гением по части кабинетного секса.
Рабочий день шел своим чередом, Хаус с командой успешно диагностировали еще одного пациента со странным недугом, и теперь за него можно было не волноваться. Наступил вечер.

Хаус открыл дверь в кабинет Уилсона и с улыбкой, к которой тот совершенно не привык, с порога выпалил:

- Есть хочешь?

Уилсон улыбнулся в ответ и почувствовал, что его оптимизм по поводу запланированного на вечер мероприятия, постепенно сходит на нет.

-Ага,- он кивнул и добавил, немного поколебавшись,- но после ужина... нам с тобой нужно сесть и поговорить кое о чем...

С тяжелым вздохом Хаус закатил глаза.

- А это обязательно?- проныл он каким- то особенно противным голосом,- мне гораздо больше нравится, когда ты молчишь. Я просто обожаю тебя в такие моменты!

Поначалу Уилсон решил, что Хаус имеет в виду те бесконечные нотации, которыми он доставал его все время их знакомства.

- Да ну?- он скептически приподнял бровь.

- Ну да!- подтвердил Хаус с развратной ухмылкой.

Уловив мысль, Уилсон не смог удержаться от ответной самодовольной ухмылки, и пожал плечами.

- Я думаю, что на этот раз ты мне не врешь.

Хаус только тихо рассмеялся.

- Но поговорить нам действительно нужно, Хаус,- Уилсон посерьезнел, - я тут придумал кое- что, что поможет нам предотвратить.. избежать..того, что случилось вчера.

И в ответ на настороженный, полный тревоги взгляд Хауса он поспешил добавить:

- Это просто идея, а не окончательный диагноз. Она будет иметь право на жизнь, только если ты с ней согласишься.

- Ладно, уговорил,- после некоторого колебания угрюмо согласился Хаус,- Но сразу предупреждаю: я не собираюсь носить кожаный ошейник с шипами, а также ни при каких обстоятельствах не стану звать тебя Господином. Это уже выходит за всякие рамки.

- Ну, если дело только в этом,- Уилсон открыл дверь кабинета, обернулся через плечо и по- мальчишески подмигнул Хаусу,- тебе не о чем волноваться.

Какое- то время Хаус молча смотрел вслед успевшему выскользнуть в коридор Уилсону, но потом опомнился и двинул за ним. Нагнав его у лифта, он проворчал:

- Ну, все. Вот теперь я и в самом деле обеспокоен.

***

- Вот, смотри. Это нечто вроде двустороннего договора. Любой пункт, который тебе не понравится, ты можешь изменить или вовсе вычеркнуть, если тебе захочется. Я не стану возражать. Конечный результат должен понравиться нам обоим.

Голос Уилсона дрожал и звучал выше обычного, когда он взял с кофейного столика листок бумаги и приготовился зачитать вслух то, что было на нем напечатано.

- Сейчас мы просто пройдемся по всем пунктам, затем обсудим их и потом, если захочешь, ты прочтешь его один и еще раз убедишься, что тебя все устраивает. Договорились?

Заметив, как Уилсон нервничает, Хаус усмехнулся и почти повелительно взмахнул рукой, словно бы разрешая продолжать и мысленно поздравив себя с тем, как успешно ему удалось скрыть собственную тревогу.

Сделав глубокий вдох, Уилсон начал читать:

- Итак, правило номер один...

- Я так и знал! Конечно, как же я буду жить без правил? Тебя Бог покарает, если ты хоть что- то выпустишь из под контроля,- съязвил Хаус по привычке.

Уилсон поднял глаза от листа бумаги и посмотрел на Хауса без тени иронии или гнева.

- Эти правила - для меня,- тихо пояснил он,- к тем, что для тебя, мы перейдем чуть позже.

Хаус прикусил язык, сообразив, что Уилсон сознательно ограничивает собственную власть, и приготовился слушать.

- Правило номер один,- повторил Уилсон, снова опуская взгляд на листок, который держал в руках.

- Я ни при каких обстоятельствах не практикую причинение тебе физического вреда. Я не имею права бить тебя, даже если разозлюсь. Я не имею права принуждать тебя к каким-либо действиям, выполнять которые ты не согласен. Если возникнет необходимость телесного наказания, то оно будет осуществляться с разумностью, осторожностью и с использованием устройств, ограничивающих движения.

- Значит, как только я провинюсь, ты можешь связать меня и отшлепать, а потом...

-Хаус!- Уилсон попытался строго прикрикнуть на него, но прозвучало это не грозно, а скорее умоляюще.

- Ладно, я заткнулся, продолжай,- вздохнул тот.

-Правило номер два: каждое решение, которое я принимаю за тебя, любой приказ, который я тебе отдаю, и все мои дисциплинарные меры по отношению к тебе - всегда должны быть в твоих интересах. Я должен руководствоваться лишь одним мотивом - помогать тебе, не причиняя вреда - а не тем, что удобно лично мне, и не гневом, если ты вдруг выведешь меня из себя.

Уилсон взглянул на Хауса, надеясь увидеть в его глазах согласие на это простое до очевидности правило.
Тот только молча кивнул и приготовился слушать дальше. Прежде чем продолжить, Уилсон судорожно сглотнул, нервно кусая губы.

Его голос звучал заметно тише и неувереннее, когда он перешел к следующему пункту. Хаус слушал с тревожным ожиданием, пытаясь понять причину замешательства Уилсона.

-Правило номер три касается ....наших.. сексуальных отношений, - объяснил тот; Хаус тотчас же все понял. Он поспешил усугубить и так более чем явное смущение Уилсона, уставившись на него глумливо-насмешливым взглядом, который тот из всех сил постарался проигнорировать.

- Несмотря на то, что в этих отношениях ты - подчиняющаяся сторона, я никогда не должен требовать от тебя того...что было бы для тебя неудобно или вовсе неприемлемо...в сексуальном плане.

Хаус осуждающе приподнял бровь, но в его глазах плескалась та же веселая издевка.

- И это значит, что ты не можешь насиловать меня, если тебе вдруг неожиданно этого захочется.- заключил он,- А нам действительно нужно обговаривать этот пункт? Я- то думал, что это у нас действительно по умолчанию. Однако и грязные же у тебя мысли, Уилсон! Ты ведь и вправду тащишься от всей этой "дергаю-за-веревочки" затеи. Я прав?

Уилсон смутился еще больше, хотя это казалось уже физически невозможным, и виновато возразил:

- Н-нет! Дело вовсе не в этом! Я просто хотел....., чтобы между нами все было предельно ясно, чтобы больше не возникало никаких вопросов. Ты ведь вроде бы… должен мне во всем подчиняться …. и я не хотел, чтобы ты беспокоился о том, насколько далеко я могу зайти...

Тут Уилсон наконец сдался, рухнул в кресло и с усталым вздохом уронил голову в ладони.

-И..... и сейчас ты издеваешься надо мной, ведь так?

- А то как же,- Хаус даже не старался скрыть самодовольную усмешку.

2009-04-17 в 11:00 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Уилсон поднял голову, еще раз глубоко вздохнул и, взглянув на Хауса с суровым предостережением, продолжил:

-Телесные наказания, - он выдержал многозначительную паузу, - будут применяться только после самых значительных проступков. Обман ...Физическое насилие по отношению ко мне или к другим... Грубое неуважение...Неподчинение моим указаниям...И - самое худшее, -Уилсон в упор посмотрел на Хауса и угрюмая решимость в глазах стерла ухмылку с его губ , заставив слушать более чем внимательно.

-...Причинение себе боли, или намеренное подвергание себя опасности, - выдержав еще одну паузу и не сводя глаз с Хауса, он добавил:

- И, если все же возникнет необходимость телесного наказания, ты сам будешь выбирать орудие для этого.

Хаус сглотнул подозрительный комок в горле, как только осознал, что Уилсон не только прямо сейчас возвратил в его руки значительную часть контроля над собственной жизнью... Вот что, оказывается, было самым страшным преступлением Хауса по мнению Уилсона- причинение вреда самому себе..

- Итак, с этим все,- мягко продолжил Уилсон и во внезапно наступившей тишине, заполнившей комнату до краев, его слова отозвались слабым эхом,- теперь мы переходим к правилам для тебя. Номер один. Если я неукоснительно соблюдаю свою часть договора, ты обязан подчиняться всем моим приказам.

В ответ Хаус только презрительно фыркнул.

Уилсон тут же вскочил, смял листок и приготовился бросить его в мусорную корзину.

- Ради Бога, Уилсон! Перестань!- Хаус поторопился остановить его, пока не стало слишком поздно,- вернись! Я понял, я должен тебе подчиняться. Это даже не обсуждается. Но ведь именно для этого все и затевалось, разве не так?

Уилсон медленно опустился на место и взглянул на Хауса с укоризной.

- Все серьезно,- напомнил он,- если ты не собираешься воспринимать это таким образом, то лучше...

- Я собираюсь,- Хаус устало вздохнул,- клянусь твоими лысыми детишками, собираюсь!

-При всем уважении к твоему сволочизму, - пробурчал Уилсон, - ты упускаешь одну весьма существенную деталь. А именно - суть правила номер один.

Он встретился взглядом с Хаусом, и повторил:

-Если я не соблюдаю свою часть сделки, ты не обязан подчиняться моим командам. Это тебе понятно?

И тут Хаус, к своему немалому удивлению, осознал, что действительно упустил этот момент в своих попытках довести Уилсона до белого каления.
А тот тем временем продолжал:

-Правило номер два: ты всегда должен быть честен со мной. Никогда не лгать мне и не действовать у меня за спиной. Если для тебя это сложно - то все теряет смысл.
Правило номер три: никакого физического насилия по отношению ко мне или к кому- либо еще. Это будет рассматриваться как весьма серьезное нарушение договора.

-О, а вот это уже интересно! Значит, получается так: если ты применяешь физическое насилие по отношению ко мне.. Прошу прощения: «с моего согласия», - насмешливо уточнил Хаус, - то это считается абсолютно нормальным. Однако поступить точно так же с тобой я не могу. Я правильно понял? Этого мне нельзя?


-Нет. Нельзя, - последовал короткий и невозмутимый ответ.

Какое-то время Хаус молчал, выбитый из колеи простотой этого ответа.

-Ладно, все понятно, - отозвался он наконец тихо и подавленно, - Просто хотел прояснить этот момент.

Уилсон пытался сдержать легкую улыбку, внезапно обнаружив, что делать это гораздо проще, зачитывая следующий пункт.

- Правило номер четыре,- продолжал он мягко и серьезно,- ты должен полностью доверять мне. А я со своей стороны обещаю приложить все усилия к тому, чтобы тебе было проще это делать. Ты должен постараться по- настоящему поверить в то, что все решения, которые я стану принимать за тебя, будут единственно верными. Обещай мне, что ты хотя бы попытаешься. Договорились?

Мольба в глазах Уилсона все же заставила Хауса кивнуть, несмотря на определенные сомнения в своей готовности осуществить то, о чем он просил.

Хаус в самом деле не думал, что такое вообще возможно, но попробовать- то он мог!

Уилсон тоже кивнул в ответ и вернулся к договору.

- А теперь - последнее. Это очень важно, поэтому слушай внимательно. Общий смысл такой: если один из нас нарушит правила, другой имеет полное право в любой момент расторгнуть этот договор безо всяких последствий. Это значит, что если я нарушу правила, и ты захочешь аннулировать наше соглашение, я не повернусь к тебе спиной и не пропаду из твоей жизни навсегда.

От этой новости Хаус почувствовал громадное облегчение и позволил себе немного расслабиться.

- Все изменения и поправки к договору будут приниматься только с согласия обеих сторон, то есть нас с тобой,- заключил Уилсон, протягивая отпечатанный листок Хаусу,- а теперь прочти его сам и скажи, если захочешь что- то изменить.

В течение нескольких минут Хаус внимательно изучал договор, а потом поднял на Уилсона вопросительный взгляд.

- Значит..., если кто- то из нас захочет разорвать контракт, он сможет сделать это в любой момент?

- Ну конечно. Но только, если ты сделаешь это без достаточно веской причины с моей стороны..,- Уилсон немного помедлил, прежде чем закончить,- тогда... между нами все может.. измениться... как я уже тебе говорил…

- Да, да, - мягко перебил его Хаус, делая вид, что внимательно вчитывается в ровные строчки, чтобы Уилсон ни в коем случае не заметил в его глазах истинных эмоций, вызванных его словами,- это я помню.

Когда Хаус закончил с чтением, Уилсон мысленно подобрался и приготовился к тому, что тот немедленно раскритикует договор в пух и прах, а то и вовсе швырнет в мусорную корзину. Но к его огромному изумлению, Хаус просто положил листок на кофейный столик и тихо сказал:

- Ну, вроде бы все в порядке.

Не позволяя себе до конца поверить в то, что Хаус так просто и легко со всем согласился, все еще ожидая от него какого- то подвоха, Уилсон дрожащей рукой поспешно вытащил из кармана рубашки ручку и поставил свою подпись внизу листа.

Протягивая ручку Хаусу, он все еще был готов к тому, что тот в последний момент передумает.

Но Хаус просто взял ручку и так хорошо знакомым Уилсону резким небрежным росчерком расписался рядом с его подписью.

- Вот и все!- Хаус положил ручку на столик поверх договора и поднял на Уилсона тревожный пронизывающий взгляд,- ... Сделай так, чтобы мне не пришлось об этом пожалеть.

2009-04-17 в 11:34 

юджин.
don't look back you're all alone
awww!!! хочу хочу скорее продолжениеее!!)))) :heart:

2009-04-17 в 12:34 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
оно как раз для фанатов НЦы ;-)

2009-04-19 в 18:49 

jin-arx
Ом-хом-хом! Как это круто!
Уилсон поставил себя в очень сложное положение - он просто обязан ошибиться...

Спасибо за титанический труд! :)

2009-04-19 в 20:38 

Я влюбляюсь!
Smothered Hope и Rebekka_L спасибо вам за новую главу :squeeze: :hlop::hlop::hlop:
Джеймс пытается всё упорядочить как всегда...расписать и разложить по полочкам :)

2009-04-19 в 20:46 

Хаус. я сама хочу)))) . Smothered Hope , ну ты все поняла, ведь правда?)

jin-arx да уж, положение архитрудное. Это называется-дергать смерть за усы(с), как говаривал Маугли из одноименного старинного мультика). Но ведь как интересно, правда?)
manok. , по моему он уже понял, какую непосильную ношу взвалил на свои хрупкие( в пятом сезоне по крайней мере) плечи).
Всем читателям-:heart:

2009-04-20 в 00:09 

Rebekka_L, безумно интересно! Но! Кровожадно продолжаю ждать его ошибки )))

2009-04-20 в 17:40 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Rebekka_L
ну ты все поняла, ведь правда?)
Ну, а то ж))
jin-arx, manok., спасибо, что нас читаете :flower:

2009-04-22 в 09:28 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Глава 8: Sentence/Определение меры наказания

Перевод: magestic, Smothered Hope
Бета: Rebekka_L
Ссылка на оригинал: dreamsofspike.livejournal.com/146967.html#cutid...
Рейтинг: NC-17
Саммари: Утро после подписания договора выдалось довольно…. непристойным :Р Однако Уилсон, наконец, определяется с наказанием для Хауса.

2009-04-22 в 09:33 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
.. Выбираться из теплых уютных объятий небытия цвета темного бархата Хаусу страшно не хотелось.
Он как мог долго пытался отсрочить переход ото сна к бодрствованию, чтобы новый день, грозящий возможными неожиданностями и опасностями, вступил в свои права как можно позже.
Хаус позволил себе задержаться в этом сумеречном состоянии легкой дремы, пока не понял что, собственно, его разбудило. Нежное тепло ласковых прикосновений разливалось по его обнаженной коже: плечи, грудь, потом живот...

Руки Уилсона....

Хаус улыбнулся ленивой довольной улыбкой, все еще не торопясь открыть глаза навстречу наступившему утру. Он чувствовал, как обжигающе горячие и одновременно, как это ни странно, влажные и прохладные поцелуи Уилсона заставляют шею выгибаться, а пульс - сбиваться с ритма.

Когда губы Уилсона коснулись чувствительного участка над самой ключицей, Хаус не смог больше притворяться спящим. Он довольно застонал и неохотно приоткрыл глаза, сонно моргая, пока его взгляд не прояснился окончательно, и улыбающееся лицо Уилсона не заслонило от него весь мир.

- Доброе утро, дорогой!

Уилсон пробормотал эти банальные донельзя слова быстрой скороговоркой, так как никогда прежде не обращался так к Хаусу всерьез, и не был уверен, что не получит в ответ недовольную гримасу или солидную порцию убийственного сарказма.
Он мягко поцеловал Хауса в губы и запустил руку ему в волосы, удерживая его голову на месте, постепенно углубляя поцелуй, рассчитывая на то, что язвить в такой ситуации Хаусу будет трудновато. И этот план сработал идеально; когда Уилсон, наконец, прервал поцелуй и медленно отстранился, Хаус только и мог, что судорожно хватать ртом воздух.

До крайней степени возбужденный ласками Уилсона, Хаус хотел было обнять его и притянуть к себе поближе, но неожиданное препятствие остановило его. Что-то не давало его рукам двигаться.

В состоянии близком к панике Хаус извернулся, запрокинул голову назад... и увидел, что его руки стянуты в запястьях кожаными наручниками и пристегнуты к спинке кровати.
Уилсон наклонился, чтобы поцеловать его снова, но Хаус только негодующе фыркнул ему в губы и попытался отстраниться.

- Т-с-сс-с.. тише... доверься мне....,- прошептал Уилсон, глядя в глаза Хауса с любовью и обещанием.

Все чувства дискомфорта и неуверенности, которые Хаус поначалу испытывал, были тут же стремительно сметены нахлынувшей волной удовольствия и вожделения, когда Уилсон опустил руку вниз и провел самыми кончиками пальцев вдоль его члена легким дразнящим движением.
С губ Хауса сорвался разочарованный стон, он резко толкнулся бедрами вперед и вверх, в отчаянной попытке добиться большего.

- Господи... Уилсон..

Вместо ответа Уилсон внезапно сжал кулак вокруг основания его члена и снова вдавил Хауса в матрас. Его пальцы в волосах Хауса сжались сильнее, когда он приподнялся и, удерживая голову Хауса в прежнем положении, выдохнул ему в ухо низким тяжелым шепотом:

- Молчи…. и не двигайся.

Уилсон нажал большим пальцем на особо чувствительную точку возле основания его члена, и когда Хаус от этого движения судорожно дернулся, начал поглаживать его круговыми движениями, медленными и настойчивыми.

Ощущения стали настолько острыми, что Хаус едва мог сдержать крик удовольствия, но помня приказ Уилсона, не издал ни звука. Тот одобрительно улыбнулся, ласково потрепал Хауса по волосам и опустил руку ему на грудь, что бы почувствовать, как бешено колотиться его сердце.

- Я всегда знал...,- промурлыкал он Хаусу на ухо, и от горячего дыхания Уилсона дрожь прошла по его ограниченному в движениях, уже отчаянно жаждущему, телу.

-..Что тебе это нравится..То, что можно сдаться…, передать контроль над собственным телом... и душой.. кому-то другому.... мне.

С последними словами Уилсон прижал зубами мочку уха Хауса, и тот вздрогнул, возбуждаясь еще больше, хотя это казалось уже просто невозможным, его руки сжались в кулаки, а запястья под наручниками свело судорогой.

Уилсон рассмеялся низким грудным смехом, и Хаус кожей ощутил его улыбку, в то время как рука Уилсона снова сжала его член и начала двигаться более твердо и решительно.

Уилсон провел свободной рукой по груди Хауса и сжал его сосок межу большим и указательным пальцами; тот снова чуть не вскрикнул от взрывной смеси острой боли и столь же острого наслаждения, но Уилсон своего приказа пока не отменил, и Хаус не позволил крику вырваться наружу. Хотя сдерживать себя, терпя восхитительную пытку, которой подвергал его Уилсон, становилось все труднее и труднее с каждой секундой.

-Кто бы мог подумать,- размышлял Уилсон вслух, пока его руки продолжали уверенно ласкать внезапно ставшее сверхчувствительным тело Хауса,- что тебе так нравится быть беспомощным...отдать себя мне на милость...что это так возбуждает тебя...так заводит...Тебе нравится знать, что я могу сделать тебе больно, ….если только захочу...

Хаус дрожал, как в лихорадке, пытаясь взять под контроль собственные ощущения, он почти до крови закусил нижнюю губу, чтобы не застонать в голос, не решаясь перечить Уилсону. А тот все мучил его, то сжимая его член мертвой хваткой, то отпуская вовсе, а второй рукой снова схватил Хауса за волосы и мягко прошептал, придвинувшись к его лицу так близко, как только было возможно:

- Тебе ведь это нравится... правда? Признай это...

Хаус дышал так тяжело, как будто только что пробежал стометровку, он закрыл глаза, чтобы не видеть пронизывающего и мучительно-требовательного взгляда Уилсона. Но тот не собирался сдаться так просто и снова дернул его голову назад, повторяя свой вопрос... нет, не вопрос.. теперь это был уже твердый приказ:

- Признай это.

2009-04-22 в 09:38 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
И напряженная, хоть и недолгая, борьба между гордостью и желанием закончилась для Хауса, так и не успев толком начаться. И по бледному напряженному лицу Хауса было совершенно ясно, кто из них только что победил. Его плечи немного расслабились, он слабо вздохнул, и его дыхание донесло до Уилсона ответ, которого тот добивался.

-Да. Черт тебя дери, Уилсон.. Да..

Уилсон мрачно усмехнулся, возобновляя усилия, и тут же сбросил Хауса за грань одним единственным резким движением руки. Покрытое потом, сведенное судорогой тело Хауса выгнулось дугой и в изнеможении обрушилось на кровать. Он замер, чувствуя, как успокаивается бешено стучащее сердце, и закрыл глаза, позволяя себе сделаться безвольным и неподвижным, удовлетворенным настолько же, насколько он был отчаянно жаждущим еще несколько мгновений назад.

Уилсон медленно поднялся с кровати и неторопливо направился в ванную, оставив, пытающегося отдышаться Хауса приходить в себя.

Пока Уилсон плескался в душе и вообще приводил себя в порядок, бодро насвистывая попсовую мелодию, Хаус был все еще слишком ошарашен таким возбуждающим началом дня, чтобы поинтересоваться у него, когда, он, черт возьми, планирует снять с него эти кожаные штуки.

К тому времени, как Уилсон снова подошел к Хаусу, держа в руках смоченное теплой водой полотенце, тот уже полностью вернулся в реальный мир.

- Ты просто возмутительно хорошо умеешь делать подобные вещи,- Хаус поднял голову и вздернул бровь, с подозрением глядя на Уилсона.

Тот только скромно пожал плечами, но на лице его светилась самодовольная ухмылка, когда он принялся вытирать сперму с живота и бедер Хауса.

- Я бы даже сказал – ты в этом блядски хорош! Откуда у тебя такой богатый опыт? Приобрел, подрабатывая ночами мальчиком по вызову, чтобы обеспечить алиментами всех своих бывших жен?- поинтересовался Хаус, ухмыляясь в ответ.

Не переставая улыбаться, Уилсон запустил пальцы ему в волосы и ставшим уже хорошо знакомым собственническим жестом дернул его голову назад.

-На твоем месте я бы попридержал язык, - ласково посоветовал он, глядя Хаусу прямо в глаза и смягчая свою угрозу нежным, медленным поцелуем. Когда Уилсон, наконец, отстранился, в его глазах появился дьявольский огонек.

- Похоже, ты забыл, что твое наказание все еще ждет тебя. Я думаю, ты не хотел бы добавить к нему еще одно.. или еще несколько?

- А ну да, как же, как же, - Хаус страдальчески закатил глаза,- то самое несуществующее пока наказание, с которым ты так и не смог определиться...Я в ужасе, честное слово. В жизни еще так не боялся!

- Ну, раз уж мы об этом заговорили..., - голос Уилсона звучал обманчиво равнодушно. Он закончил возиться с полотенцем, встал с кровати и в упор посмотрел, желая в полной мере оценить его реакцию на то, что собирался сказать дальше.

-... я его все- таки придумал,- он наклонился к Хаусу поближе, чтобы подарить ему короткий игривый поцелуй, и с удовлетворением отметил тревогу в его глазах, почувствовав, как тот вздрогнул,-... и ты наконец- то будешь наказан, совсем скоро... даже скорее, чем ты думаешь.

Выпустив напоследок эту парфянскую стрелу, Уилсон развернулся и понес полотенце обратно в ванную.

Вернувшись, он открыл один из ящиков комода и принялся что-то там искать.

При мысли о том, что именно Уилсон там разыскивает, Хаус занервничал еще сильнее и инстинктивно дернулся, в тщетной попытке освободиться от наручников. С трудом выдохнув, он произнес, стараясь говорить как можно более спокойно и уверенно:

- Мы же договорились, что я сам буду выбирать.... способ..

-Только если наказание предполагает физическую боль, - напомнил ему Уилсон, отыскав, наконец, то, что ему было нужно и задвигая ящик обратно.

-А это не будет больно, - он повернулся к Хаусу, лукаво подмигнув, - во всяком случае, не слишком..., если будешь хорошо себя вести.

Но Хаус его едва слышал. Все его внимание было целиком сосредоточено на предмете в руках Уилсона: хитроумном устройстве из кожи и металла, размер и форма которого почти вогнали его в краску, и он почувствовал острый приступ тревоги и любопытства одновременно.
Но у него мгновенно пересохло во рту, когда он поднял взгляд на Уилсона и увидел мрачное предвкушение в его глазах.

-Ты действительно думаешь, что это подходящее наказание? - в голосе Хауса зазвучала легкая паника, - вспомни, Уилсон, я ведь лгал тебе! Я действовал у тебя за спиной, принимая больше викодина, чем ты разрешил, я намеренно ... как это там было в контракте.. подверг сомнению твой авторитет! Я разгромил твой офис и проявил к тебе грубое неуважение, и.. еще много чего, просто не могу сейчас вспомнить. Я заслуживаю намного более сурового наказания, чем это..

- Спасибо большое, что напомнил, ну и за такое милое предложение, конечно же, тоже,- усмехнулся Уилсон,- вот только я не брошу тебя в терновый куст, Братец Кролик!

Уилсон игриво подмигнул Хаусу и приблизился к нему вплотную.

Тот отчаянно, но, разумеется, безуспешно, пытался справиться с наручниками, когда Уилсон присел на краешек кровати рядом с ним. И замер, когда пальцы Уилсона сомкнулись вокруг основания его смягчившегося члена, который предательски дрогнул в ответ на прикосновение.

Уилсон улыбался, надевая на его член клетку из кожи и металла, оборачивая кожаный ремешок вокруг его основания и затягивая его достаточно крепко, но не до такой степени, чтобы это могло причинить боль или дискомфорт.

Эти манипуляции вызвали у Хауса короткий, судорожный вздох, он откинулся на подушку и на секунду закрыл глаза, прежде чем опять поднять голову, чтобы посмотреть слегка затуманившимся взглядом на то, что делает Уилсон.
Тот мягко рассмеялся, запирая и ловушку, и ремешок на два крошечных замочка. Повертев ключами перед глазами Хауса, он опустил их в карман.

-И сколько времени ты планируешь держать меня в этой штуке? - спросил Хаус. Он пытался говорить как можно более равнодушно, но необычно высокий тембр его голоса, а также быстрота и скомканность речи ясно выдавали его тревогу.

2009-04-22 в 09:40 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
-Столько, сколько захочу, - ответил тот, расстегивая наручники, которые все еще удерживали Хауса на кровати.

Он медленно сел, рассеянно потирая запястья. Взглянув вниз, на странное устройство, в котором были зажаты его гениталии, он тяжело сглотнул, но потом упрямо сжал зубы и с вызовом посмотрел на Уилсона.

-По-твоему, я действительно такой слабак? Ты и вправду думаешь, что я не смогу проходить в этом один единственный день?

Улыбка Уилсона стала уже просто оскорбительно теплой и ласковой. Он наклонился к Хаусу, остановившись буквально в дюйме от его лица. Его темные глаза, не отрываясь, изучали глаза Хауса, в которых застыл немой вопрос.
Он нежно провел рукой по его волосам, а другой рукой погладил внутреннюю сторону его бедра, от чего у Хауса немедленно перехватило дыхание. Он, не задумываясь, схватил Уилсона за запястье, останавливая его руку.

Тот негромко рассмеялся.

-Ну, посмотри, ты не можешь терпеть эту штуку на себе уже сейчас, - едва слышно прошелестел он Хаусу на ухо, и нежно прикоснулся губами к его шее, - и еще говоришь о целом дне...

Он сделал паузу, снова встречая взгляд Хауса. В его глазах засветился порочный огонек, когда он прошептал:

-И кто тебе сказал, что я сниму с тебя это сегодня?...

2009-04-22 в 20:53 

Ой, глава так быстро кончилась! :( Прям на полном скаку в стену )))
Уилсон - садюююга! ;)

2009-04-22 в 21:59 

I'm a fucked up bastard A sub-zero psycho, well I know
Smothered Hope Rebekka_L девочки, вы как всегда великолепны! :kiss: :white:

2009-04-23 в 02:20 

jin-arx , точна) А Уилсон-то... ну могу малость поспойлерить) в следующей главе Хаус поймет- оно того стоило)

Magestic , :shy2:ну мы старались)))

2009-04-23 в 03:47 

Я влюбляюсь!
ууу...да...Уилсон совсем уж жостко как-то с Хаусом...:bdsm:
спасиииибо за новую главу :white: )))

2009-04-23 в 13:42 

Ну если стоило... тогда ладно ))) Пусть живёть :р

2009-04-23 в 17:34 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Magestic, пасипки :shy2: )))
manok., jin-arx ага, он такой))) Но мне такой Уилсон (Dark Wilson) дюже нравится:D

2009-04-25 в 22:58 

Lee.m
Normal Is Not Normal!
Приветствую это милое сообщество;0))
Спасибо за замечательный фик.. :white: Dark Wislon действительно очень хорош!
кстати.. если нужна помощь в переводе .. you are welcome;0))

2009-04-26 в 02:48 

Smothered Hope Но мне такой Уилсон (Dark Wilson) дюже нравится
Как говорим мы-старые работники культуры и искусства(с)- Ар-р-р-р!!! А мне-то!)

Lee.m , спасибо:)
если нужна помощь в переводе
Smothered Hope, наши молитвы услышаны)))))

2009-04-26 в 06:54 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Lee.m , ох, как здорово, конечно, нужна! :white:
Написала Вам на Ю-мейл;-)

Rebekka_L, ага! :dance3:

2009-05-07 в 02:23 

Эйни Птичка-Синичка
Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно!
Ой, как всегда чудесно!!!!(За исключением довольно странной меры наказания....)
Я уже, кажется, писала что пребываю в восторге от фанфика, но похвалить и поблагодарить лишний раз переводчиков, трудящихся над ним, можно и даже нужно....
А можно узнать, когда Вы планируете выложить новую главу?

2009-05-08 в 18:21 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
Эйни, совсем скоро))) Глава почти готова:)


Не удержалась, начала читать еще одно длиннююющее произведение того же автора Shadows in doubts, того же автора. Dark Wilson, разумеется)) Обалденно, чесслово:gigi:

2009-05-09 в 16:27 

Эйни Птичка-Синичка
Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно!
:depress: Когда-то я ненавидела английский, за то, что меня заставляли его учить.... Теперь я проклинаю себя, за то, что пренебрегала им... :bricks: :fingal:
Остается только надеятся на вас!

2009-05-09 в 21:56 

Lee.m
Normal Is Not Normal!
Глава 9: Punishment/Наказание
Перевод: мой
Бета: Rebekka_L, Smothered Hope
Ссылка на оригинал: dreamsofspike.livejournal.com/143132.html
Саммари: как же Хаус переживет день наказания?


- Поверь мне, это будет не так легко, как тебе кажется,- уверенно произнес Уилсон, припарковывая машину на больничной стоянке,- и должен тебя предупредить: если ты только попробуtшь снять с себя это или... попытаешься еще каким- либо образом облегчить себе жизнь...я буду считать, что наказание так и не состоялось.Это понятно?
- Ты думаешь, что мне будет нужно " облегчить себе жизнь"?- Хаус ухмыльнулся и закатил глаза,- да с чего бы это?!

Он протянул руку, чтобы открыть дверь и начал потихоньку выбираться из машины.
- Что за ерунда? На этот раз ты явно преувеличиваешь свои возможности, все это будет не сложнее, чем прогуляться по парку в погожий денек...
Не успев договорить фразу до конца Хаус запнулся, бросил быстрый взгляд на трость, и добавил:
- Ну...не намного сложнее. Но раз ты настаиваешь, я прогуляюсь по парку- только ради тебя!

- Ты так в этом уверен? -Уилсон приподнял бровь и с хищной улыбкой взглянул Хаусу прямо в глаза,- в парке человека может подстерегать множество непредвиденных опасностей...
В его обманчиво мягком голосе звучало грозное предупреждение, но этого было ему явно недостаточно.

- В парке на человека могут неожиданно напасть подростки- наркоманы...или грабители...
Уилсон положил руку Хаусу на бедро и медленно провел по нему кончиками пальцев, поднимаясь к паху.

- Или может неожиданно начаться гроза и в него ударит молния...

Он легко коснулся ловушки, сжимающей член Хауса под джинсами, и тот сразу напрягся, схватив Уилсона за запястье. Шумно выдохнув, Хаус попытался взять себя в руки и предотвратить реакцию собственного тела на это легкое, едва ощутимое поглаживание, не первое, и не последнее в череде таких же обманчиво невинных прикосновений. Лаская его, медленно и почти целомудренно, на самом деле Уилсон добивался только одного- удостовериться, что клетка надежно скрыта под одеждой Хауса и таким образом убедиться еще раз в собственном главенствующем положении.

И все это в десятки раз усиливало реакцию Хауса на эту медленную пытку. А Уилсону, видимо, только этого и было нужно.
Он испытывал странное, извращенное удовольствие, мучая Хауса таким неожиданным образом.
Уилсон наклонился к самому лицу Хауса и прошептал:

- А теперь убери руки! И держи их при себе, пока я не закончу.

-Уилсон...- в дрожащем от возбуждения голосе Хауса слышались тревога и неуверенность, так несвойственные ему ранее. Он резко отпустил запястье Уилсона и обеими руками вцепился в сиденье.
- Ну и ну! А я был уверен, что это будет совсем несложно,- Уилсон мягко насмешливо улыбнулся и погладил Хауса по щеке,- но ты ведь помнишь- я никогда не сделаю с тобой ничего такого, с чем ты не смог бы легко справиться. Это ведь как раз такой случай или я ошибся?
Хаус на мгновенье прикрыл глаза, пытаясь выдать Уилсону достойный ответ...и не смог . А Уилсон, пока он собирался с мыслями, снова нежно коснулся его паха и тихо рассмеялся, когда Хаус застонал от болезненного возбуждения.
- Смотри- ка!- Уилсон убрал руку и злорадно ухмыльнулся, потянувшись к дверной ручке,- это действительно для тебя просто пустяки. Мне следовало бы более тщательно выбрать способ наказания...И о чем я только думал?

Не дожидаясь ответа, он выскользнул в открытую дверцу и направился ко входу в клинику. Он выглядел совершенно довольным собой, и даже беззаботно насвистывал, находясь в прекрасном расположении духа, в то время как Хаусу, которого он оставил в машине, потребовалось довольно много времени, чтобы прийти в себя и восстановить привычное хладнокровие.

"Это ведь будет вовсе не трудно",- убеждал Хаус сам себя, поднимаясь на лифте на свой этаж,- " Мне просто нужно занять себя чем- нибудь на весь день".

****


Ну и конечно же, это прекрасная теория оказалась совсем не так хороша на практике, как это обычно и бывает со всеми теориями.

Как на зло дело, которое подсунула ему Кадди при входе, оказалось пустяковым. Уже через пару минут изучения главных симптомов Хаус понял, в чем тут загвоздка, но раз немедленная смерть пациенту не грозила, он позволил диффдиагнозу затянуться несколько более обычного.

Некоторое время он с удовольствием слушал, как его детишки выстраивают ровные гладкие теории, которые вели к таким же стройным логическим заключениям...а потом разбил их в пух и прах парой неожиданных вопросов.Несколько секунд в комнате царила полная тишина, а потом дискуссия закипела с новой силой. Хаус встал со стула и захромал по комнате, будто бы погруженный в обычные раздумья. На самом же деле он надеялся таким образом скрыть ото всех, и прежде всего от самого себя, то разгоревшееся у него в паху пламя, которое Уилсон пробудил к жизни своими будоражащими прикосновениями.

//Господи, хоть бы кто- нибудь из них выдал сейчас какую- нибудь очередную глупость, хоть что- нибудь, что поможет отвлечься от...//

-Хаус, с вами все хорошо?
Ну как же! Кэмерон, добрая душа, всегда первая замечает, что с ним что- то неладно.
- Со мной все прекрасно! А вот ваш пациент возможно умирает в эту самую минуту, пока ты тут интересуешься...

- Очень больно?- Кэмерон перебила его, нисколько не смутившись обычным рычанием Хауса,- это нога?...
- Нет, это задница!- огрызнулся Хаус в ответ,- а трость- это всего лишь прикрытие, чтобы сбить тебя с толку! Впрочем, тебе и это не поможет. Видимо, когда где- то бесплатно раздавали дедуктивные способности, ты стояла в очереди за смазливой мордашкой и слезливыми глазками...

- А может, мы все- таки вернемся к пациенту, если вы оба не против,- Форман встрял в разговор, демонстративно взглянув на часы,- мы уже почти два часа здесь торчим.
У него всегда болит нога, тоже мне новость!А вот если наш пациент умрет, пока мы тут гадаем, из- за чего она сегодня капризничает, то...

-Ладно, хорошо! Итак, мы знаем, что если симптомы в течении следующих нескольких часов не исчезнут, то...
Пока Кэмерон пыталась собраться с мыслями и изложить остальным свою точку зрения, дверь неожиданно распахнулась и в комнату с самым обыденным видом вошел Уилсон. Увидев его, Хаус совершенно потерял нить разговора, а утята уставились на него с нескрываемым интересом. Уилсон как ни в чем не бывало остановился перед столом Хауса, на который тот тяжело облокачивался, и начал просматривать лежащие на нем папки и результаты тестов.

- И как срочно тебе нужно мое заключение?- спросил он у Хауса совершенно буднично и спокойно.

- Вы и в самом деле думаете, что у нее рак?- Форман приподнял бровь, бросая скептический взгляд в сторону Хауса,- мы же ничего не нашли...

- То, что мы ничего не нашли, совершенно не означает, что этого действительно нет! Кому, как ни тебе,об этом знать?- оборвал его Хаус, не сводя с Уилсона встревоженных жаждущих глаз,- как ни странно, но в университете нас учили, что диагноз нужно ставить до того, как пациент сыграет в ящик.

Пока он нес какую- то ерунду, чтобы хоть как- то оправдать присутствие Уилсона, с его губ не сходила восхищенная улыбка: у его любовника, этого сукиного сына, выдержка просто железная!!

А Уилсон, не обращая на это ни малейшего внимания, почти незаметно подался вперед, чтобы забрать со стола какие- то бумаги...и его нога, //по видимому совершенно случайно//,... скользнула между разведенных коленей Хауса.

Прикосновение было мимолетным, едва ощутимым, однако в нынешнем состоянии Хауса произведенный им эффект оказался подобен цунами. Его моментально скрутило от желания, вспыхнувшего с новой силой, и он едва сумел сдержать стон, готовый сорваться с губ, замаскировав его приступом кашля. Он на секунду прикрыл глаза, пытаясь справиться с возбуждением, а потом снова поднял взгляд на Уилсона.

- Я посмотрю это. Думаю часа мне вполне хватит, - Уилсон сунул папку под мышку и вышел в коридор.

- А с вами точно все в порядке?- с сомнением спросил Чейз, внимательно оглядывая Хауса с головы до ног, -по моему вам хуже, чем обычно.

//Хуже! Знал бы ты только- насколько именно, кенгуренок!//

Краем глаза Хаус заметил, что Уилсон остановился у двери и по видимому не собирался уходить, пока не услышит его ответа.

//Значит вот так... ну хорошо же!//

- Ну что ж, австралиец, ты меня раскусил!- Хаус бросил на Уилсона мстительный взгляд и продолжил заговорщицким тоном, подойдя к Чейзу поближе,- и учти! Если бы ты меня не вынудил, никто в этой комнате и за ее пределами никогда не узнал бы шокирующей правды...Я действительно сегодня немного не в форме, и еще очень долго не смогу ни сидеть, ни ходить нормально...И все это только потому, что этой ночью Уилсон был со мной особенно груб.

Щеки Уилсона вспыхнули огнем, когда он чуть не выронил из рук папку и повернулся к Хаусу лицом. В его широко раскрытых глазах тревога боролась со ...смущением?

И как Хаус того ожидал, вся его команда дружно завздыхала и принялась страдальчески закатывать глаза, как всегда, когда он отпускал в адрес Уилсона шуточки откровенно сексуального характера.
Наконец Уилсон вышел из ступора и растерянно пробормотал, не скрывая досады и возмущения:
-Хаус,ты...

- Что?- Хаус невинно поморгал глазами и продолжил, обращаясь теперь уже ко всем сразу:
- Не нужно так волноваться, все в порядке,- он доверительно понизил голос и добавил, метнув в сторону Уилсона очередной ехидный взгляд,- просто он всегда немного смущается и нервничает, когда кто- нибудь узнает, как он любит связывать меня и делать своей сучкой ...

Уилсон безнадежно взмахнул рукой, признавая полное поражение, развернулся и вышел в коридор, бросив напоследок через плечо:
- Постараюсь вернуть вам это побыстрее.
..И диффдиагноз снова пошел своим чередом. Утята несли какую- то чушь, а Хаус периодически прерывал их скептическими замечаниями, мысленно нарисовав победную палочку на своей стороне доски.

//Вот тебе, Уилсон! Ты хочешь грубой игры? Ну так ты ее получишь, и я побью тебя по тобой же придуманным правилам!//

2009-05-09 в 22:02 

Lee.m
Normal Is Not Normal!
Тем не менее, спустя всего десять минут, чувство эйфории от только что выигранного поединка рассеялось, как дым. И будто мало того, мобильник у Хауса на поясе неожиданно завибрировал. Внутри у него все оборвалось, когда он прочитал короткое сообщение:
"В мой кабинет. Сейчас же."
Даже не подумав ослушаться, Хаус резко встал и двинулся к двери.
- Я пошел. Заканчивайте без меня.

- Куда вы?- Кэмерон, по прежнему стоящая у доски, тревожно нахмурилась,- а как же пациентка?

- Запишите ее на курс реабилитации и освободите место для настоящих больных.

- Реабилитации?- теперь и Форман с Чейзом недоуменно переглянулись.

- Мы снова играем в "Повторяй за мной быстрей?"- фыркнул Хаус,- конечно, реабилитации. Она просто наркоманка, только вместо кокаина употребляет... Пойдите и проверьте, что именно стоит в ее шкафчике под раковиной. Дешево и легально.

- Но ей сорок три года!- замечание Чейза было абсолютно излишним, но Хаус спешил, поэтому просто вяло огрызнулся.
- А ее сыну -четырнадцать. И симптомы у них совершенно одинаковые.Видимо мамочке стало любопытно... Скажите ей, что она идиотка. Подсесть на не-наркотики! Да за такое сажать надо.

Хаус выскользнул за дверь, оставив подчиненных сидеть за столом с открытыми ртами, и направился в кабинет Уилсона.
Он вошел без стука и тихо прикрыл за собой дверь. Уилсон сосредоточенно изучал какие- то бумаги и даже не поднял на него глаз. Хаус немного постоял на пороге, а потом сделал шаг к Уилсону. Но тот вдруг остановил его, тихо приказав:
-Запри ее.

Хаус тяжело сглотнул, чувствуя как наливается тяжестью низ живота, и одно долгое мгновение просто смотрел на Уилсона, который спокойно продолжал что- то писать. Медленно- медленно Хаус нашарил у себя за спиной дверной замок и запер его. А потом двинулся к столу.

- Что такое? Ты вдруг разучился понимать мои шутки?- даже ирония не могла скрыть под собой легкую дрожь в его голосе,- они ничего не поняли, зря ты так...

- Сядь! - Уилсон наконец поднял голову и взглянул Хаусу в глаза,- и заткнись.
Секунду- другую Хаус колебался, всерьез раздумывая, не прекратить ли все это прямо сейчас. Просто развернуться и уйти...но все- таки послушно плюхнулся на стул. Еще несколько напряженных минут Уилсон продолжал писать, заставляя Хауса нервничать все сильнее, а потом аккуратно отложил ручку в сторону и встал из- за стола. Не проронив ни слова, он обошел стул, на котором сидел Хаус, и остановился у него за спиной.

Теплая рука ласковым жестом скользнул по предплечью Хауса, погладила плечо, поднялась еще выше...и легла на горло,сжав его нежно, но решительно. Хаус не сопротивлялся, скорее наоборот... хотел большего. Его голова откинулась назад, повинуясь руке Уилсона, глаза закрылись, а дыхание становилось все более частым и прерывистым...
- Интересно,- промурлыкал Уилсон, с удовольствием наблюдая за его реакцией,- я не делаю тебе больно, ведь так?

Он на секунду задумался, а потом тихо довольно рассмеялся и еще немного усилил захват.
- А это значит...это значит, что ты чувствуешь сейчас что- то совсем другое...

Его голос понизился до хриплого шепота, когда он наклонился к Хаусу почти вплотную, обдавая его лицо и шею жарким дыханием. Он собственническим жестом обнял Хауса за талию и выдохнул ему в ухо:
- Я всегда чувствовал, что тебе должны нравиться такие вещи...но даже не мог предположить, что настолько...

Хаус едва смог сдержать стон мучительного удовольствия, когда его тело немедленно откликнулось на завораживающие слова и прикосновения Уилсона.
- Уилсон...,-прошептал он еле слышно. Его дыхание сбилось окончательно, горло сжималось, сердце было готово выпрыгнуть из груди,- Уилсон...

Хаус до крови закусил нижнюю губу, чтобы не дать мольбе о чем- то большем сорваться с языка.
//Я не буду... не буду просить тебя.... я смогу с этим справиться..//

Но Уилсону, видимо, было нужно совсем другое.
Он прижал ладонь к губам Хауса и прошептал:
- Тс-с-с...тише... Тайна есть тайна...это касается только нас с тобой...я думал ты это понимаешь..но ошибся... ты решил над этим позабавиться...

Продолжая говорить, Уилсон отпустил горло Хауса, медленно обошел кругом и остановился прямо перед ним. Он положил правую руку ему на плечо, а другой медленно провел по его груди, чуть сжав один сосок через ткань футболки, погладил напряженный живот и коснулся ширинки. Рука Хауса резко дернулась вверх в инстинктивной попытке остановить...но Уилсон твердо приказал:
- Нет! Руки прочь и не двигаться! Я скажу, когда будет можно.

Хаус вцепился в стул, немедленно возбудившись еще сильнее, хотя это казалось уже просто невозможным. Он максимально сконцентрировался на каждом движении Уилсона, даже самом медленном и незаметном, и, сгорая от желания и беспокойства, ожидал его следующего шага. Уилсон заметил это и, ласково улыбаясь и глядя на Хауса сверху вниз, еще сильнее надавил на его пах, поглаживая ритмичными круговыми движениями. Ощущая эти прикосновения через скрытую под джинсами ловушку, Хаус почувствовал, что еще немного и он просто сойдет с ума от невозможности мгновенной разрядки.

- Постой... не надо..я не могу...,- шептал Хаус, задыхаясь и глотая слова,-...Господи, Уилсон, ты просто..я не могу больше ждать...

Ласковая улыбка Уилсона превратилась в победную, когда он вкрадчиво возразил:
- Не можешь... но будешь. Тебе придется подождать, пока я не решу, что с тебя достаточно.
Его голос превратился в едва слышный шепот, когда он придвинулся еще поближе. В глазах засветилось мрачное веселье, едва ли не торжество триумфатора.
- Только теперь наказание продлиться немного дольше, чем я планировал сначала...

- Нет,- простонал Хаус,- ты же не станешь... Уилсон...

- Перестань, Хаус, хватит,- в голосе Уилсона неожиданно прорезались металлические нотки,- Будет так, как я сказал. И чем дольше ты станешь спорить, тем дольше тебе придется терпеть.
Хаус проглотил готовый сорваться с губ протест, опасаясь, что это только усугубит ситуацию.

- Вот и молодец,- одобрительно кивнул Уилсон,- я вижу, ты понял. А теперь возвращайся в свой кабинет, работай, смотри телевизор, играй в мяч...занимайся чем угодно, только держи рот на замке, прекрати шутить на эту тему и даже не пытайся помочь себе чем- либо! Потому что если ты это сделаешь, я все равно узнаю и тогда...
Уилсон снова понизил свой голос до зловещего шепота, и звучащая в нем угроза не оставила места для сомнений в серьезности его намерений.
-... и тогда я заставлю тебя терпеть это...неделю!

*********

2009-05-09 в 22:09 

Lee.m
Normal Is Not Normal!
Остаток дня тянулся бесконечно долго. Пациентка Хауса пошла на поправку, телевизор сломался, спать было невозможно из- за мучительного возбуждения. Хаус чувствовал, что постепенно сходит с ума.

Масло в огонь подливал Уилсон. Казалось в этот день он сделал целью всей своей жизни ни на минуту не оставлять Хауса одного. Он использовал любой предлог, чтобы их пути как можно чаще пересекались, а если предлога не было- он его изобретал. Через пару часов Хаус был готов отдать месячный запас викодина за возможность остаться в одиночестве хоть на пять минут.

Если он был в своем кабинете или комнате для диффдиагнозов, поблизости обязательно крутился кто- нибудь из команды. Если выходил в кафетерий или больничный холл, чтобы попытаться забыться среди огромного количества людей, откуда- то, словно из засады на него налетал Уилсон. Хаус чувствовал, что еще немного..вот только еще чуть-чуть... и он обеспечит всю больницу сплетнями и пересудами на ближайшие полгода...
Но все это, казалось, доставляло Уилсону еще большее удовольствие.
Он как бы случайно задевал Хауса рукой, проходя мимо..., трепал по плечу, если они разговаривали, не смущаясь чьим- либо присутствием...а когда они обедали вместе беззастенчиво поглаживал под столом ногу Хауса своей.

Эта медленная пытка продолжалась и продолжалась. Хаус изо всех сил старался не показать Уилсону, какой эффект производят его усилия довести его до точки кипения. Но прекрасно знал, что обманывает себя. Уилсон видел его насквозь.

За пару часов до конца рабочего дня Хаус не выдержал. Он сунул в карман ножницы, выскользнул за дверь кабинета, оглянулся по сторонам, чтобы удостовериться, что Уилсона нет поблизости. А потом так быстро, как только мог, похромал по коридору в ближайший туалет. Довольный, что его побег вроде бы остался незамеченным, он прошмыгнул в самую дальнюю кабинку и быстро повернулся, чтобы запереть за собой дверь, одновременно вытаскивая из кармана ножницы.

Ему было уже абсолютно все равно, какую форму примет гнев Уилсона, когда он об этом узнает. До желанного облегчения было рукой подать...
Однако за мгновенье до того, как успел защелкнуться замочек, дверь распахнулась от резкого толчка, и вихрем ворвавшийся в кабинку Уилсон сам захлопнул ее за собой. Одной рукой он с силой рванул Хауса за воротник рубашки, а второй припечатал к стене его руку с зажатыми в ней ножницами. А потом спокойно, мягко улыбнулся и вопросительно приподнял бровь, явно требуя объяснений.

Но Хаус только обреченно прикрыл глаза и прислонился к стене. Его тело моментально отреагировало на близость Уилсона и его брутальное властное поведение. Итак, он пойман... И что теперь?
- Как глупо, Хаус,- Уилсон с веселой укоризной покачал головой. Его руки скользнули вниз и принялись расстегивать пряжку хаусого ремня,- очень глупо...

Пойманный в капкан неопределенного чувства, чего- то среднего между желанием и тревогой, Хаус попытался перехватить его руку. Что Уилсон собирается сделать с ним?
Он бросил быстрый взгляд на ножницы, до сих пор зажатые в собственной руке; его затрясло от ожидания возможной опасности и сладкого предвкушения.
- Постой... что... что ты собираешься?...- выдохнул Хаус голосом, хриплым от замешательства и едва переносимого возбуждения.

Но Уилсон не дал ему договорить. Одним быстрым движением он освободился от захвата Хауса, поймал обе его кисти и припечатал их к стене у того над головой. Трость Хауса с грохотом упала на кафельный пол, а Уилсон придвинулся еще ближе. Он с трудом просунул колено между сведенных в судороге ног Хауса и слегка надавил на его пах, вызвав у Хауса беспомощный прерывистый стон.
В голосе Уилсона звенела неприкрытая ярость и с трудом сдерживаемая угроза, когда он приказал тяжелым шепотом:

- Не сопротивляйся мне!

На секунду перестав дышать, Хаус кивнул, подчиняясь, и тут же снова напрягся, как гитарная струна, когда Уилсон выхватил из его пальцев ножницы и бросил их под ноги. Уилсон грубо дернул его к себе за пояс джинсов, а потом одним резким движением стянул их до колен вместе с трусами.
- Вот это да! А я и вправду думал, что это не будет большой проблемой!- Уилсон мягко усмехнулся, уставившись Хаусу в пах глазами, расширившимися от восхищения и страсти.

- Мне казалось, что ты сможешь с этим справиться...

Хаус подавился сдавленным стоном, безнадежно пытаясь взять под контроль реакции своего тела, явно уже давно живущего в полной изоляции от разума, когда Уилсон лениво и беспечно провел кончиками пальцев по всей длине его запертого в ловушку члена. Он довольно засмеялся низким грудным смехом, увидев, что руки задыхающегося Хауса судорожно сжались в кулаки.

- Уилсон, черт тебя возьми.. перестань.. прекрати...пожалуйста...!

Но тот никак не отреагировал на его отчаянную мольбу, только ухмыльнулся еще шире, и погладил большим и указательным пальцами голую кожу, не прикрытую ловушкой, наслаждаясь реакцией Хауса на собственные прикосновения. А реакция была что надо- Хаус запрокинул голову назад и закусил нижнюю губу, безуспешно пытаясь не позволить жалобному стону вырваться наружу.
- Уилсон...

Он поднял свободную руку и запустил пальцы в волосы Хауса, оттягивая его голову назад еще больше, с неожиданной нежностью поцеловал напряженное горло и вдруг резко сомкнул зубы, прихватывая нежную кожу шеи под подбородком...Еще один способ утвердить свою власть?...
Прежде чем медленно отстраниться, он прошептал Хаусу на ухо с тихой угрозой:
- Если ты еще раз попробуешь снять с себя эту штуку... я закажу следующую из литой стали,- он сделал долгую паузу и в упор глянул Хаусу в глаза, проверяя эффект, произведенный своими словами,- и поверь мне...это понравится тебе куда как меньше...

И тут Уилсон резко замолчал и вроде бы даже перестал дышать... За стенкой послышались громкие шаги, кто-то вошел в туалет.Уилсон тут же приложил палец к губам Хауса, молча приказывая не издавать ни звука...А потом вдруг злорадно ухмыльнулся, с силой зажал его рот ладонью и тяжело навалился на Хауса всем телом, прижимая к стене.

В первый момент Хаус только удивился, что за странная блажь пришла Уилсону в голову, но тут же все понял, когда ошеломляющая волна новых острых ощущений захлестнула его с головой. Пальцы Уилсона сжались на его члене, и настойчиво и ритмично начали поглаживать свободную от клетки кожу. Тело Хауса свело судорогой, он выгнулся под руками Уилсона и попытался сдержать рвущийся с губ крик...Это ему почти удалось, а Уилсон, не прекращая ласкать его мучительными дразнящими движениями, напряженно прислушивался к тому, что происходит снаружи.

А там снова послышались шаги, и тут Хауса осенила неожиданная мысль. Он чуть шевельнул губами под ладонью Уилсона, привлекая к себе его внимание, и указал взглядом на трость на полу.
Уилсон проследил его взгляд, мгновенно все понял, и беззвучно чертыхнулся. Когда он вновь поднял глаза на Хауса, в них мелькнула тень беспокойства.
Задержав дыхание, они оба застыли на месте, настороженно прислушиваясь. Вот кто- то невидимый вышел из кабинки, зашумела вода в раковине, послышался шорох бумажного полотенца... и дверь туалета скрипнула, закрываясь.

И тут Хаус и Уилсон одновременно выдохнули. Хаус обессиленно привалился к стене, а Уилсон практически упал на него сверху, облегченно посмеиваясь. Он обнял Хауса за плечи и провел губами по его шее, поднимаясь все выше, пока не добрался до самых губ.
Он крепко и сладко поцеловал Хауса в краешек рта, а потом заговорщецки подмигнул, натянул на него джинсы и принялся застегивать зиппер и ремень. Хаус наблюдал за ним расширившимися глазами:
- Ты что?... Ты правда не собираешься?...- он поднял на Уилсона ошеломленный взгляд.
Тот снова усмехнулся и весело покачал головой.

- Нет! с чего ты взял?
-Но ведь прошел уже целый день...
Уже наплевав на то, что тем самым полностью выдает Уилсону собственную уязвимость, Хаус даже не пытался скрыть дрожь в возгласе протеста.

- Хаус,- хотя Улыбка Уилсона была по прежнему любящей и добродушной, в голосе его звучало грозное предупреждение,- мне казалось- ты понял! Чем больше ты будешь ныть по этому поводу, тем дольше тебе придется ждать.
Уилсон ласково потрепал его по щеке, выскользнул из кабинки, прилежно вымыл руки и был таков.

А Хаус только и мог, что изумленно смотреть как он уходит, все еще не веря до конца, что Уилсон легко и просто бросил его здесь, еще более возбужденным и страждушим, чем раньше, отодвигая казавшееся таким близким освобождение еще Бог знает насколько!

Хаус с трудом оторвался от стены, взялся за ручку двери...и тут его взгляд упал на ножницы, все еще валяющиеся на полу. Он тяжело сглотнул, прокручивая в голове возможные варианты развития событий и спрашивая сам себя- помнит ли про них Уилсон...

//Кого я обманываю?... Конечно помнит... он нарочно оставил их здесь... проверить, что я стану делать... ну что ж, он это узнает, клянусь... не сейчас...позже...ночью...//

Хаус задумчиво кивнул, медленно наклонился и подобрал ножницы с пола. Несколько секунд он молча смотрел на них, что- то обдумывая, ...а потом спрятал в карман и не спеша отправился в свой кабинет. Осталось подождать совсем чуть- чуть... совсем немного...до того момента, когда они с Уилсоном смогут наконец пойти домой...

****

2009-05-09 в 22:40 

Lee.m
Normal Is Not Normal!
на всякий случай.. если непонятно, ,,,, выделение //,,,,,,// - мысли Хауса ;0) надо было изменить текст,, но не успела отредактировать

2009-05-09 в 23:21 

Lee.m
Normal Is Not Normal!
Уважаемые читатели, писатели, и простo присутствующие ;0))) у меня возник вопрос, кто знает ответьте ,, please... !!! Как правильно размещать посты и ссылки , что бы открывались на нужном месте в нужное время ;0) (например, в середине страницы, на начале главы, а не в конце)

2009-05-15 в 18:43 

На дневниках не зарегена, поэтому не заваливаю фик комментами. Но читаю его с начала выкладки и жду продолжения )))

Тришка

URL
2009-05-16 в 00:48 

Эйни Птичка-Синичка
Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно!
Ой, новый переводчик! O_o
Lee.m, спасибо за перевод! :vo:
Глава классная, хотя начинает немного напрягать Dark Wilson, все таки не привыкла я к нему...такому... :duma2:
В начале фика в нем было больше настоящего, "каноного" Уилсона,что в контексте данного сюжета очень радовало, а тут, я гляжу, он конкретно так уже подсел на БДСМные штучки...))))
За Хауса уже можно начинать бояться? :)

2009-05-18 в 00:49 

А кто-нибудь знает, существует ли (а если существует, то где) 2-ая глава этой 1001 ночи? а то после "метода воздействия" идет "Контроль", а судя по всему там должен быть еще текст.

Согласна, насчет Уилсона - начинаю опасаться за Хауса, а то все знают, какая цена благим намерениям и куда ведут дороги, ими вымощенные. но интересно очень. ждем продолжения

URL
2009-05-18 в 03:00 

Гость - вот где 2 глава))))
diary.ru/~housefans/p63988758.htm?from=0

2009-05-18 в 03:04 

Гость , да, не поленитесь, спуститесь пониже, она там под комментами))) Ничего не поделаешь, так вот получается) Спасибо, что читаете нас)Эйни Птичка-Синичка , все нормально) уилсон Хауса не обидит) У них же любовь, ага) все будет хорошо).
конкретно так уже подсел на БДСМные штучки...
Это разьве подсел) ремнем один раз ударить не смог) вот и нашел выход- не больно, но действенно) в следующей главе, кстати, еще как бы и утешит Хауса).

2009-05-18 в 03:05 

Тришка, очень приятно в, что вам нравится)))

2009-05-22 в 13:56 

Спасибо за новую главу :red:

2009-05-22 в 18:22 

-Morrigan-
A hard-on doesn't count as personal growth
Ой, а скоро продолжение будет? А то уже ломка началась без этого фика... ))

2009-06-04 в 20:01 

A скоро продолжение будет?

URL
2009-06-05 в 14:00 

Да уж, пожалуйста, мы очень ждем, рассказа о "компенсации"

URL
2009-06-26 в 15:13 

Эйни Птичка-Синичка Глава классная, хотя начинает немного напрягать Dark Wilson, все таки не привыкла я к нему...такому... А он и не такой. Весь фанфик, начиная с момента в 1 главе где Хаус "испугался" вспышки гнева у Уилсона - бред полный. Я понимаю, что автору хочется и "антиресно" написать что-нибудь в таком духе, , но при чем тут Хаус и Уилсон - понять не могу. Писал бы про Петю и Федю, к примеру, или про Хрюшку и Степашку, один хрен ,там к любому эти "не характеры" подходят . Не пишет потому что про Петю и Федю читать не станут?

URL
2009-06-28 в 13:49 

Caravella
All we are is dust in the wind
Гость
Все проблемы решаются добавлением к шапке уточнения "ООС"!

2009-07-05 в 21:07 

Leverage, глава 10
Название: Lesson\Урок
Ссылка на оригинал: dreamsofspike.livejournal.com/149234.html
Перевод: LoraCleitman
Бета: нет
Рейтинг: R
Саммари: Бесконечный день, проведенный в клетке, наконец-то закончился. Но получит ли Хаус долгожданное освобождение?

URL
2009-07-05 в 21:09 

За пять минут до конца рабочего дня Хаус сидел за столом, уткнувшись в экран сотового телефона. Он смотрел, как на экране, мучительно медленно, сменяют друг друга цифры. Его дыхание участилось, когда наконец-то вспыхнуло 16:59.

Хаус опустил руку на промежность и стиснул член под джинсовой тканью в беспомощной попытке ослабить мучительное давление. Он закрыл глаза и опустил голову на стол, а когда телефон показал 17:00, облегченно выдохнул.

Хаус поднял голову и разочаровано уставился на пустой вход в свой кабинет. Он надеялся, что Уилсон, как фокусник, немедленно материализуется в дверях, и объявит, что пора идти домой. Но прошла минута, а Уилсон так и не появился.
Хаус подумал, не пойти ли самому в кабинет Уилсона и не поторопить его? Но страх, что Уилсон рассердится и увеличит ему наказание, остановил его.
Хаус ждал, его внутреннее нетерпение усиливалось, а Уилсон все не появлялся.

Хаус попытался отвлечь себя мысленным составлением математической формулы, которая бы выражала его отчаяние в зависимости от количества минут, прошедших после пяти часов, но бросил, когда осознал, что ему не хватает логики и сосредоточенности для такого рода усилий.

Он издал жалобный звук – нечто среднее между стоном и хныканьем – и со стуком опустил голову на стол, с удовлетворением ощутив, как тупая боль отвлекла его от мучения, которому он противостоял весь день.

Осторожные, успокаивающие поглаживания по затылку, заставили Хауса резко вздрогнуть и напрячься, чтобы потом так же мгновенно расслабиться. Он был так погружен в свои мысли, в свою беспомощную борьбу с собственным отчаянием, что даже не заметил как Уилсон наконец-то пришел в кабинет.

URL
2009-07-05 в 21:10 

«Готов идти?», - голос Уилсона был низким, размеренным, с нотками любви, сочувствия и небольшим намеком на лукавство.

«Господи, да».

Хаус застонал, отрывая голову от стола, и взялся за спинку кресла, чтобы подняться. Отметив, насколько сильно увеличилась хромота Хауса, Уилсон забрал со стола рюкзак и, закинув себе на плечо, пошел к двери. Хаус шел следом, но довольно быстро обогнал его, торопясь поскорее добраться до автомобиля, а потом до дома, а потом до облегчения, которое, наконец, наступит – должно наступить.

Хаус не предполагал, что Уилсон может заставить его дальше терпеть все это.

К глубочайшему разочарования Хауса Уилсон не торопился и, похоже, вовсе никуда не спешил. Когда он наконец отрыл дверь и сел за руль, Хаус уже как минимум минуту барабанил пальцами по крыше его автомобиля. Он это точно знал, так как беспокойно поглядывал на часы на другой руке.

«Ты единственный человек во вселенной, который пытается получить штраф за то, что едет медленнее допустимой минимальной скорости!» - Хаус отлично знал, что его слова рассердят Уилсона, но после пяти минут чрезмерно осторожной и, он подозревал, преднамеренно медленной езды, он больше не мог себя сдерживать.

2009-07-05 в 21:11 

К счастью, его слова больше позабавили Уилсона, чем рассердили, поскольку, покачав головой, он ответил невозмутимо и снисходительно: «Минимальное ограничение скорости есть только на основных дорожных магистралях».

«Это было преувеличение, чтобы продемонстрировать насколько смешно ты выглядишь», - проворчал Хаус, утыкаясь в боковое окно и отгораживаясь от Уилсона скрещенными на груди руками, - «Технические подробности не интересны».

Наконец Уилсон припарковал машину рядом с домом, однако Хаус заставил себя прекратить преждевременно радоваться, потому что тот факт, что они добрались до дома, еще не означал, что Уилсон немедленно освободит его от мучительной пытки, которую он терпел весь день. В конце концов, зная своего друга, Хаус был почти уверен, что Уилсон будет продолжать затягивать это ожидание настолько, насколько возможно.

«Если только я не сделаю что-нибудь, чтобы он это прекратил…».

Руки Хауса дрожали слишком сильно, чтобы открыть входную дверь, но, в конечном итоге, он справился. Уилсон вошел следом, но не успел сделать и двух шагов, как Хаус накинулся на него, и, обняв, прижал спиной к стене. Хаус вслепую нашарил дверь, чтобы зарыть ее прежде, чем полностью сосредоточиться на Уилсоне, и его губы накрыли рот друга, молчаливо поглощая его внимание. Уилсон уступил поцелую Хауса, не сопротивляясь грубым и настойчивым рукам, которые завладели его телом. Но когда дрожащие пальцы стремительно и бесцеремонно начали расстегивать рубашку, Уилсон наконец очнулся и попытался сопротивляться, мягко, с улыбкой, накрыв своими руками руки Хауса.
«Немного не терпится, да?» - ухмыльнулся он, изгибая бровь в притворной заботе.
«Отыметь тебя», - продолжил Хаус в губы Уилсона, прежде чем погрузиться в другой, глубокий, захватывающий дух, поцелуй. Руки Хауса, остановленные Уилсоном прежде, продолжили движение, нахально стянули рубашку с плеч, и занялись штанами.

«Хаус, Хаус… Постой…. Подожди секундочку…. Что ты собрался…?... Х-хаус…».

Протестующий шепот Уилсона утонул в бездыханном стоне, когда Хаус грубо, властно погладил его через тонкую ткань нижнего белья. Он попытался вырваться, но Хаус использовал эту попытку, чтобы подтолкнуть его к дивану и когда Уилсон почувствовал под коленками шероховатость обивочной ткани, он повалился на диван спиной, и Хаус упал сверху.

«Что… Что ты пытаешься доказать?», - тяжело дыша спросил Уилсон, все еще держа свои руки на руках Хауса, в жалкой пародии на контроль.

Он не стал предпринимать никаких реальных усилий, чтобы остановить его.

«Ничего», - ответил Хаус и его голос был немного похож на рычание, когда он проникал беспорядочными быстрыми поцелуями в глотку Уилсона, - «Ничего… Просто.. Хочу тебя…».

Уилсон смог удержать стон, готовый вырваться в ответ на слова Хауса, но не смог скрыть своего возбуждения от его грубых, нетерпеливых ласк. Мысль о том, как безрассудно и отчаянно хочет его Хаус в этот самый момент, невероятно возбуждала его. Он думал, как открыт и беззащитен Хаус в своем желании довести его до того же пика возбуждения, в котором он сам находится сейчас… И находился целый день… В ожидании…

2009-07-05 в 21:12 

«Нет», - Уилсон с трудом произнес это слово, низким и хриплым от собственного все возрастающего возбуждения голосом.

С усилием, он сомкнул свои пальцы вокруг запястий Хауса, удерживая его руки и медленно отодвигая их от себя. И заметил невинный вопросительный взгляд Хауса.

Нда… Слишком невинный.

«Нет, Хаус», - вздохнул Уилсон и сел на диване, все еще крепко сжимая его запястья. – «Ты хочешь только раздразнить меня».

«Что? Нет, что ты….»

Но не было ничего даже отдаленно напоминающего правду в голосе и глазах Хауса, переполненных фальшивой искренностью.

«Ты собирался возбудить меня, а потом... отказать мне. Переворот в честной игре и все такое. Ты думал получить то что хочешь, сделав меня… отчаянно нуждающимся в тебе. Или ты думал, что сможешь настолько обработать меня, что я потеряю контроль над собой и позволю тебе избавиться от твоего наказания на твоих условиях», - Уилсон покачал головой, - «Так, или иначе, это не сработало».

«Я не собирался…»

Игнорируя бесполезные попытки Хауса спорить, Уилсон продолжил с мягкой иронической улыбкой: - «Но я не позволил такой вещи, как секс, отвлечь меня. И я немного лучше контролирую свои импульсы, чем ты, особенно сейчас, когда ты уже терпел целый день».

Прекращая спорить, понимая, что его поймали, Хаус склонил голову на грудь Уилсона и издал стон, подтверждающий его поражение. Его голос был похож на жалобный скулеж, когда он горестно пробормотал в кожу Уилсона: «Уилсон…».

«Ш-ш-ш…» - успокаивал его Уилсон нежным, едва различимым шепотом, с любовью поглаживая при этом свободной рукой его волосы.

«Я думаю что ты наказан достаточно.. Почти… И я собираюсь дать тебе то, что ты хочешь», - его голос понизился и стал более твердым, а рука легла на затылок Хауса, - «Но на моих условиях, Хаус. Ты здесь ничего не контролируешь. Это понятно?».

Хаус молчал, кусая нижнюю губу и борясь с собственной гордостью. Наконец он согласно кивнул, не отрывая головы от груди Уилсона, и замер, ожидая указаний относительно того, что будет происходить дальше.

«Хорошо. Теперь вставай… иди в спальню… и разденься. Я приду через несколько минут».

Медленно и неохотно Хаус встал, взял совою трость, прислоненную к журнальному столику, и пошел в спальню, не высказав ни слова протеста. Уилсон наблюдал за тем, как он уходит - тихий и молчаливый - пока дверь спальни не закрылась. Убедившись, что за его реакцией никто не наблюдает, Уилсон медленно судорожно выдохнул, откинулся на спинку дивана и закрыл глаза, пытаясь вернуть себе контроль. Его рука, лежавшая на сильнейшей эрекции Хауса, позволила ему пребывать в эйфории всего несколько секунд, потом он вскочил и стремительно направился в туалет.

Когда он вошел в спальню десять минут спустя, Хаус лежал на кровати на спине, голый, в одной кожаной клетке, в которой был заперт его вздыбленный член. Руки он небрежно положил под голову.
«Что, небольшие проблемы, о которых пришлось позаботиться?», - спросил Хаус с ухмылкой и понимающе приподнял бровь.
«Заткнись», - пробормотал Уилсон, смущенно наклоняя голову, так как начал избавляться от собственной одежды, - «Я не планировал связывать тебя в этот раз, но могу и передумать. И, пожалуй, добавлю, кляп».

Угроза была произнесена беззаботно, но лицо Уилсона залилось краской от смущения, когда он присел на край кровати. Хаус не был настроен пропустить мимо это смущение.

«А что, если я хочу, чтобы ты меня связал и заткнул мне рот? А, Уилсон?» - спросил он завораживающим голосом – «Это завело бы тебя, а? Возбудило бы? Мысль обо мне, связанном и беспомощном, и зависящем только от твоего милосердия и неспособном даже попросить о нем? Абсолютно и полностью находящимся в твоей власти… и безропотно наслаждающимся каждым мгновением?»

Искушающий голос Хауса и соблазнительные картины, встающие перед глазами, произвели видимый эффект на тело Уилсона, несмотря на все предпринятые в туалете меры для обуздания собственного возбуждения. Но он должен был контролировать себя, хотя бы в течение следующего часа, должен был полностью сосредоточиться на Хаусе и его наказании, и окончательном избавлении от него.
Хаус, однако, был полон решимости отобрать у него этот контроль, независимо от планов Уилсона.

Уилсон решительно стиснул зубы и распрямило плечи, пытаясь вернуть себе утраченную власть над собственным телом, несмотря на очевидную реакцию, которой добился Хаус. Он резко схватил Хауса за клетку, которая сжимала его гениталии, Хаус судорожно вздохнул, и его руки за головой дрогнули, прежде чем он протянул одну из них по направлению к Уилсону.

«Хочешь, чтобы я тебя связал?», - спросил Уилсон требовательно, и в его голосе почувствовалось предупреждение, - «И заткнул тебе рот? Что ж. Это можно устроить».

Хаус колебался, удерживая свою руку на руке Уилсона, не имея смелости убрать ее. Его глаза были закрыты, он сглотнул и отрицательно помотал головой. Он уже был беспомощен именно настолько и нуждался в милосердии Уилсона именно настолько, насколько был способен вынести в данный момент.

«Тогда положи руку за голову и не смей ее оттуда убирать», - Уилсон слегка ослабил хватку - « И не смей открывать рот, пока я не задам вопрос. Это ясно?»

Хаус кивнул и закусил губу, его дыхание стало быстрым и сбивчивым, он поднял руку нелепым, трясущимся движением, и убрал обратно за голову.

2009-07-05 в 21:12 

Уилсона заполнило чувство вины и неуверенности, смешенное с любовью и теплотой, когда он смотрел, как Хаус повинуется его команде. Он не хотел быть с ним жестоким, не после того, что Хаус вынес за день. Но Хаус, казалось, был полон решимости бросать ему вызов на каждом шагу, рушить границы, испробовать все, что в его силах для низвержения той власти, которую он добровольно отдал.
Это было то, что Хаус делал всегда. Но Уилсон не мог позволить продолжаться этому и дальше.

В данном случае, он не собирался позволять этому даже начинаться.

Однако Уилсон смягчил свой голос и изменил свой последний приказ.

«Забудь. Если будет слишком тяжело… Если то, что я буду делать будет слишком для тебя… Если тебе действительно понадобиться остановить меня… можешь сказать об этом. Можешь говорить», - он помолчал, - «Но если только попробуешь снова начать играть со мной, Хаус… И я не думаю, что не пойму, что ты это делаешь... Я завяжу тебе рот. Все понятно?»

Хаус снова кивнул, его плечи слегка расслабились, когда он услышал слова Уилсона.

Рука Уилсона, лежащая на связанном теле Хауса, оживилась, и дразнящие пальцы медленно, дюйм за дюймом, начали ласкать незащищенную сверхчувствительную плоть. Хаус с трудом удержал стон, сжав руки в кулаки, и борясь с тем, чтобы не сопротивляться Уилсону. Взрыв ощущений был почти непереносимым, когда Уилсон погладил его через клетку сильнее, специально ужесточая его мучение.

«В действительности я не обязан позволять тебе слезать с крючка так просто, Хаус», - сказал Уилсон задумчиво, и в его голосе проскользнули игривость и желание позабавиться, - «И я действительно мог бы… Ведь мог бы? … оставить тебя в этом состоянии подольше, да?»

«Нет. Нет. Я убью тебя, чертов Уилсон».

«Я мог бы», - Уилсон повторил с предупреждением в голосе. – «Мог бы…?»

«Да», - Хаус вымучил это слово неохотно, с миной побежденного на трясущихся губах, – «Да, Уилсон, ты мог бы. Но..,»

«Мог бы просто позволить тебе потерпеть еще пару дней», - продолжил Уилсон, лаская Хауса медленными ритмичными движениями. – «Дать тебе время действительно осознать, кто здесь все контролирует. По-моему не плохая идея».

«Это очень плохая идея», - застонал Хаус жалобно, - «Это чертовски плохая идея. Господи, нет, Уилсон… пожалуйста…».

Уилсон не смог сдержать ухмылки, которую вызвали мольбы Хауса, и продолжил свою обвинительную речь, в подробностях излагая причины, по которым Хаус должен быть повергнут более длительному наказанию.

«Ты пытался снять клетку – не смотря на мой прямой приказ не прикасаться к ней. Ты пытался оскорбить меня перед лицом свой команды…»

«Я знал, они не купятся на это…», - запротестовал Хаус задыхаясь, - «И я ни разу.. действительно не коснулся…»

«Последние несколько дней ты провел за тем, что… лгал мне… не подчинялся мне… пытался пренебрегать мной на каждом шагу», - Уилсон продолжал перечисление. Он долго вглядывался в лицо Хауса, и его голос понизился до холодного, спекулятивного шепота. - «За что, скажи мне ради всего святого, я должен позволить тебе кончить сейчас?»

«Если ты этого не сделаешь…», - выдохнул Хаус, беспомощно изгибаясь на кровати, изо всех сил пытаясь увеличить контакт между своим телом и пальцами Уилсона, чтобы достигнуть хоть кого-то облегчения, - «..я умру. И клянусь, я заберу тебя с собой, Уилсон. Смертельный суицид. Что угодно. Что угодно, лучше, чем это… эта…»

Глаза Уилсона сузились, он глубокомысленно склонил голову, добавляя своему голосу дразнящие нотки и ответил медленно: «Действительно считаешь, что угрозы позволят покончить с этим сегодня, Хаус?»

«Пожалуйста… Уилсон. Пожалуйста…» - Хаус застонал, - «Я не могу… Не могу больше…»

«Уже лучше» - Уилсон удовлетворенно улыбнулся и убрал руку с члена Хауса, чтобы взять крошечный ключ из тумбочки, где он его оставил. – «Намного лучше, Хаус».

Потеряв контакт с рукой Уилсона, Хаус поднял веки, его глаза расширились и он издал вздох облегчения при виде ключа.

«Да…», - прошептал он с благодарностью. – «Наконец… Спасибо… Спасибо…».

Благоговение, с которым шептал Хаус слова благодарности, заставило Уилсона задуматься к кому они были обращены – к нему или к Богу, которого Хаус отрицал. Уилсон тихонько засмеялся, когда повернул ключ в крошечном замке, и клетка в его руке открылась. Хаус, с тихим шипением, выдохнул сквозь зубы, так как ремешок, удерживающий эрекцию, тоже соскользнул, но Уилсон тут же отбросил его и немедленно заменил рукой, которая сильно сдавила твердый член Хауса у самого основания.

Наклонившись к Хаусу, чтобы взглянуть в его глаза с лукавой улыбкой, Уилсон произнес мягко, утверждая и спрашивая одновременно:

«Ты никогда не будешь лгать мне…»

В отчаянии, сходя с ума от желания, Хаус кивнул и закрыл глаза, под тяжестью непреодолимых ощущений, как физических так и эмоциональных, которые Уилсон вызывал в нем.

«Нет.. Больше никогда… Пожалуйста…»

«Или не подчиняться мне… Или не уважать меня… Ты никогда не будешь больше меня обманывать. А, Хаус?»

«Я не буду. Клянусь, я не буду», - Хаус задыхался, стискивая кулаки у головы, когда Уилсон сжал его сильнее. – «Пожалуйста, Уилсон… Пожалуйста».

Уилсон провел большим пальцем по обратной стороне раздутого, ноющего члена Хауса, вырывая из его груди отчаянный звук - нечто среднее между стоном и рыданием.

«Это не потому, что ты этого заслуживаешь», - сообщил Уилсон ему тихо, - «Это потому, что я разрешил это. И … посмотри на меня».

С усилием Хаус разомкнул веки, ища глаза Уилсона затуманенным взором. Уилсон улыбнулся ему, хотя его темные глаза были полны превосходства и значительности. Когда он заговорил снова, его голос был тихим, ровным и не терпящими возражений.

«В следующий раз…. Ты получишь два дня, Хаус. Без обсуждений. Ясно?»

«Ясно», – отозвался Хаус, как эхо, бездыханным шепотом. – «Пожалуйста… Уилсон, пожалуйста, только… Только…»

«Да заткнись уже, наконец», - пробормотал Уилсон в притворном раздражении.

Он ослабил хватку на эрекции Хауса и несколько раз провел рукой вверх-вниз по всей длине. Затем осторожно встал коленями на кровать, между широко разведенных бёдер Хауса. Часы нереализованного возбуждения сделали каждый нерв Хауса невероятно чувствительным, и он подпрыгивал под хваткой Уилсона, хотя вес Уилсона и не давал ему двигаться слишком сильно. И он не осмеливался опустить руки, боясь, что Уилсон все еще может передумать.

Уилсону потребовалось лишь несколько мгновений, чтобы довести Хауса до развязки, к которой тот стремился весь день.

Взгляд Хауса упал в черноту, окрашенную в яркие пятна темных цветов. Он растворился в волне всепоглощающего удовольствия и исполненного предназначения, а Уилсон ласкал его до тех пор, пока оргазм не начал исчезать в небытие.

Бесконечный день мучительного ожидания закончился безумным ошеломляющим оргазмом, какого Хаус никогда не испытывал.

Уилсон довольно улыбнулся, перекатился на свою половину кровати, лег рядом с Хаусом, дотянулся до него рукой и погладил по волосам.

Оба молчали, каждый погруженный в свои собственные мысли.

Уилсон, полностью удовлетворенный достигнутым, поздравлял себя с тем, что по его мнению выглядело хорошо выученным уроком.

Хаус размышлял о том, что награда почти стоила самого наказания, и обдумывал пути, которыми он мог бы заработать подобное наказание снова.

2009-07-05 в 23:28 

Новые песни придумала жизнь, не надо, ребята, о песне тужить (с)
:ura: :laugh: Повествование начинает приобретать характер нечто среднего между драмой и стебом....
Спасибо переводчику, подхватившему выпавшее из ослабевших рук знамя

2009-07-06 в 09:49 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
проникал беспорядочными быстрыми поцелуями в глотку
пробормотал в кожу

нелепым, трясущимся движением,

спекулятивного шепота.


:vo:


Что же произойдет с нашими героями в следующей главе!:str:
С нетерпением ждем 11:gigi:

2009-07-06 в 11:15 

зануда(милый)
Повествование начинает приобретать характер нечто среднего между драмой и стебом.... А над таким поведением Хауса остается только стебаться!

2009-07-06 в 11:48 

зануда(милый)
все мои дисциплинарные меры по отношению к тебе - всегда должны быть в твоих интересах. что Уилсон немедленно освободит его от мучительной пытки, которую он терпел весь день. В конце концов, зна А это что, не нарушение контракта?Но я не позволил такой вещи, как секс, отвлечь меня.вернуть себе утраченную власть над собственным телом, несмотря на очевидную реакцию Ага,ага, Вилсон - супер-пупер!!!Я завяжу тебе рот. Все понятно?»и отрицательно помотал головой. Он уже был беспомощен именно настолько и нуждался в милосердиспециально ужесточая его мучение. И ЭТО не нарушение контакта?ы пытался оскорбить меня перед лицом свой команды…» Упс! Яки мы нежные, оказывается...

2009-07-06 в 20:15 

Ребята, я сделал что могла... Ей-богу перевод и так "близко" к тексту, а не дословно. Но если уж у товарища автора герой:
"trailed sloppy, hurried kisses down Wilson’s throat",

"mumbled plaintively against Wilson’s skin",

"raised his hand in a jerky, shaking motion",

"voice dropping to a cool, speculative whisper"...

ну что я могу сделать по этому поводу... Максимум подобрать более удобоваримый синоним к слову "спекулятивный".

"его голос понизился до холодного, умозрительного / созерцательного / теоретического / гипотетического / предполагаемого / рассчитанного на скорую и легкую наживу / изучающего / любопытного шепота.

Кому какой вариант больше нравится? Меня вот заводит "рассчитанного на скорую и легкую наживу":)

А если серьезно... У кого есть замечания к переводу - пишите английскую фразу и свой вариант текста. Так проще сориентироваться, ибо всегда интересно пообщаться с тем, кто лучше понимает в английском, а не в русском.

По поводу следующей главы: особо не надейтесь. Я и эту то перевела исключительно под настроение (вернее использовала работу над ней в качестве отмазки, чтобы не писать то, что написать нужно уже давным-давно). И, признаюсь честно, английский автора меня не сильно вставляет (возможно потому, что мой английский вставляет меня еще меньше). Так что... ничего конкретного обещать не могу.

2009-07-06 в 22:29 

manok.
Я влюбляюсь!
еее))):ura: спасибо за новую главу)))) :hlop:

2009-07-07 в 23:47 

Новые песни придумала жизнь, не надо, ребята, о песне тужить (с)
проникал беспорядочными быстрыми поцелуями в глотку
//Меня это как-то тоже удивило - появились мысли о длине языка..., но в общем throat оно и в Африке throat... Я хочу сказать, что в данном случае, что "горло", что "гортань", что "глотка" - хрен редьки не слаще

пробормотал в кожу
//А вот это, по-моему, не криминал - смысл ясен, да и выразить по другому не так просто

нелепым, трясущимся движением,
//Тоже, в общем, ничего такого - в медицинской литературе так говорят, по крайней мере. Может быть, "неверное движение", но это уж совсем примерно.

спекулятивного шепота.
//А вот это порадовало!!! И главное заменить нечем :)


По поводу следующей главы: особо не надейтесь
//А что прикольненько: будет фанфик по принципу 1001 ночи с 1001 переводчиком)))

2009-11-10 в 00:36 

Fuckin' cuddlefag ©
Название: LEVERAGE/МЕТОД ВОЗДЕЙСТВИЯ (11 глава - Secret/Секрет)
Автор: DreamsofSpike
Перевод: CeLLoFun
Бета: мышьбелая
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/4699502/1/Secret
Пейринг: Хаус/Уилсон
Рейтинг: R
Жанр: ангст, флафф, BDSM. Я бы даже сказала флаффный БДСМ. Или даже БДСМ флаффом.
Дисклаймер: все права пренадлежат Дэвиду Шору и телеканалу FOX. I'm not jealous, bitches! ((( (c)
Примечание: премного благодарна бете мышьбелая)

- Итак, думаю, мы еще до конца не разобрались с викодином.
Хаус причудливо изогнул бровь на неожиданное заявление Уилсона перед тем, как уставиться в экран телевизора. В полной тишине Уилсон поднял ключи и кошелёк со стола и кинул их в карман, неспешно надевая пальто. Выключив телевизор, Хаус поднялся на ноги, невольно задерживая дыхание.
- Пошёл к чёрту!
Уилсон вздохнул, открывая дверь. За это время Хаус уже успел одеться и был полностью готов.
- Знаю, знаю… Признаю, это был немного резкий поворот. Возможно, даже чересчур, - Уилсон попытался сконцентрироваться. - В следующий раз с этого и начнём. Постараемся оба быть более разумными.
- Не помешало бы, - Хаус кивнул и небрежно пожал плечами, пытаясь не выдать свою заинтересованность с самого начала беседы. - Не хочу сильно травмировать свою психику.
Уилсон кинул на него тяжелый осуждающий взгляд, открывая машину и садясь на место водителя. Он подождал, пока Хаус сядет рядом, и отъехал от бордюра.
- Ты и раньше их столько принимал? По одной в час или полчаса?
Хаус тяжело уставился на него в ответ, удивленный прямотой вопроса, но промолчал.
- Я имею в виду рабочее время. Когда ты ходишь, - продолжал Уилсон, сфокусировавшись на ветровом стекле. - Не думаю, что тебе приходило в голову закинуться дополнительной порцией викодина посреди ночи, - он замолчал на секунду, но потом глубоко вздохнул и продолжил. - Хотя ты, скорее всего, принимаешь парочку перед сном. Ну и когда просыпаешься. Я прав?
Хаус округлил глаза, подавившись саркастическим смешком.
- А тебе не кажется, что это уже слишком?
Уилсон лишь скептически взглянул в сторону Хауса, но сразу же обернулся на дорогу - в ожидании.
- Ладно, ладно. Угадал, - наконец согласился Хаус. - Сегодня же вечером найду все скрытые камеры, и тогда твоему веселью придёт конец.
- Мне не нужны скрытые камеры, - напомнил ему Уилсон, приправляя ответ удрученной усмешкой. - Я живу с тобой, помнишь?
Он помолчал некоторое время, но потом продолжил задумчиво:
- Сегодняшняя доза будет начальной. Потом будем постепенно уменьшать ее. Несильно. Думаю, ты даже не заметишь.
- О, поверь, я замечу, - Хаус посмотрел на него с сомнением. - В любом случае, я пропустил свой завтрак.
Он настойчиво протянул руку.
- Дай.
Поколебавшись с минуту, Уилсон скользнул рукой в карман и вытащил небольшой, приятно гремящий таблетками пузырек. Держась одной рукой за руль, он попытался открыть его другой. Но в этой нелёгкой борьбе победу одержал жёлтый кусок пластика.
- Дай я сам, - нетерпеливо предложил Хаус, не сводя глаз с пузырька.
Уилсон раздраженно отдернул руку так, что таблетки оказались вне досягаемости Хауса. Но потом неожиданно замер и нахмурился, передумав. Он осторожно взглянул на Хауса и медленно протянул ему викодин.
Хаус подозрительно прищурил глаза, задаваясь вопросом, что же повлияло на неожиданную смену решения Уилсона. Он осторожно взял баночку из его рук, держа её в зоне видимости Уилсона. В противовес тщетным стараниям онколога, Хаус уверенно поддел ногтем крышку и легко открыл ее одной рукой. Он достал одну таблетку и ловко закинул в рот. Убедившись, что Уилсон видел каждый шаг этого незамысловатого действия, он закрыл пузырек и протянул его другу.
Плечи Уилсона заметно расслабились. Кинув таблетки обратно в карман, он удовлетворенно улыбнулся. Тут Хауса осенило.
Это был тест.
Уилсон отдал ему викодин с большой неохотой, зная, что Хаус может с легкостью отказаться его вернуть. Однако поведение Хауса говорило о том, что он усвоил урок прошлой ночи, даже больше, чем Уилсон ожидал. Вопреки его предчувствиям, казалось, что Хаус поддерживает мнение Уилсона насчет викодина.
Неожиданный успех наполнил онколога чувством неимоверного облегчения, в отличие от настроения человека, сидящего рядом с ним. Он припарковался и обернулся к Хаусу с теплой улыбкой. Диагност осторожно взглянул на него, приподнимая одну бровь.
- Что?
Уилсон отрицательно покачал головой и медленно притянул Хауса за шею, вовлекая в нежный поцелуй. Тот ответил скорее инстинктивно, но затем отстранился, упираясь ладонями в грудь Уилсона, с недоумением уставившись на него.
- Нас могут увидеть, - шепот Хауса был хриплым. - Тебя это не беспокоит?
Уилсон покачал головой, по-прежнему улыбаясь с чем-то, смутно похожим на обожание в его темных глазах.
- Нет. Только не сейчас.
Он наклонился, чтобы возобновить поцелуй, и Хаус окончательно сдался, сам потянувшись к Уилсону, углубляя их контакт. Через несколько секунд они, наконец, одновременно отстранились, задыхающиеся и слегка возбужденные. Хаус наблюдал краем глаза за лицом Уилсона, пока они переводили дыхание.
А потом мягко хихикнул.
- Что? - спросил Уилсон, будто защищаясь.
- Ничего, - Хаус отрицательно покачал головой. Но, немного помолчав, он всё-таки ответил с насмешкой. - Ты такая девчонка!
Уилсон усмехнулся, совершенно не оскорблённый этим заявлением, и открыл дверь, чтобы выйти.
- Ну, похоже, ты не возражаешь.

***

2009-11-10 в 00:36 

Fuckin' cuddlefag ©
Хаусу потребовалось лишь несколько минут, чтобы понять, что с его командой что-то не так.
Все трое были удивительно спокойны и избегали зрительного контакта с ним, но за его спиной кидали друг другу понимающие взгляды. Всё же Хаусу удалось поймать один от Кэмерон, которая пялилась на него во все глаза, когда думала, что он не смотрит. Она поспешно отвела взгляд, когда Хаус заметил это.
Утята не могли сосредоточиться на довольно простых вещах, и, казалось, что команда Хауса весьма смущена чем-то, что знали только эти трое. Пару раз Чейз или Кэмерон открывали рты, будто желая задать вопрос, но, в конце концов, каждый раз теряли всю напускную храбрость, так и не начав говорить.
В конце концов, раздраженный, он потребовал:
- Может, мне кто-нибудь, наконец, объяснит, какого чёрта сегодня весь день происходит, раз я не понимаю ваших намёков?
- Ничего, - прозвучал ответ Чейза, в котором сквозила притворная невинность. - Всё в порядке.
- Замечательно, - сдался, наконец, Хаус, махнув рукой. - Форман, поговори с доверенным пациента. Кэмерон, перепроверь новые результаты тестов. Чейз… - он поколебался с минуту, прежде чем наградить молодого доктора ухмылкой, не предвещавшей ничего хорошего. - Проведай Кадди и узнай, сколько часов в клинике я задолжал, и сколько ты сможешь отработать сегодня до конца дня.
Команда стала расходиться. Чейз сдавленно выругался сквозь зубы на очередное идиотское задание, которыми Хаус любил отравлять жизнь именно ему. Хаус направился в свой кабинет, но уже в дверном проёме он засомневался, увидев Кэмерон, выходящую в коридор.
- Кэмерон!
Она резко остановилась и долго не оборачивалась перед тем, как неохотно последовать за Хаусом в его офис. Своими огромными напуганными глазами она напоминала странного загнанного зверя. Ну, или как будто ждала как минимум тройного наказания. Они оба прекрасно знали, что из команды Хауса она слабее всех сопротивлялась его вопросам и выдавала всё то, что остальные скрывали тщательнейшим образом.
- Ну, и в чём большой секрет? - спросил Хаус, внимательно следя за Кэмерон, пока она медленно садилась напротив его стола.
- Нет никакого секрета, - настаивала она, сопровождая свой ответ нервным смешком, который её безжалостно выдавал. - О чём Вы?
- Я о тех пылких взглядах, которыми ты перекидывалась с Чейзом и Форманом в игре в молчанку, - Хаус говорил медленно, ледяным тоном, пресекающим любые возражения, и, встретившись с Кэмерон глазами, наградил её пронизывающим взглядом. - Я не идиот и не слепой. Я знаю, вы что-то от меня скрываете. Но если ты мне ничего не скажешь, я всё равно всё узнаю, можешь не сомневаться в моих методах.
Кэмерон вызывающе на него уставилась, перебирая в голове все возможные последствия того, как попытки Хауса разузнать всё в подробностях отразятся на ней самой. И, наконец, потупив взгляд с тяжелым вздохом побежденного и так и не решаясь поднять глаза, она неохотно ответила:
- Хорошо. Но мне… мне очень неловко. Я… действительно не думаю, что я должна быть тем, кто Вам это скажет…
- Давай ты сначала скажешь "это", а потом я буду судить, - остро перебил её Хаус и, молча требуя продолжения, раздраженно вскинул брови.
- Это сложнее, чем я думала, - Кэмерон судорожно вздохнула, глядя куда угодно, но только не в пронзительные глаза Хауса. - Вчера Чейз был в мужской комнате, и… он сказал, что видел Вашу трость, и… Вы были не один.
Хаус отвёл взгляд, округляя глаза перед тем, как накрыть лицо ладонями, обдумывая полученную информацию. Кэмерон оборвала речь, всё-таки подняв глаза и заметив реакцию начальника. Она широко распахнула глаза и приоткрыла рот в ошеломлённом неверии.
- О, Господи, - завороженно прошептала она, слегка покачнувшись. - Это правда. Вы и Уилсон?
- Интересно, а что делал Чейз, подглядывая под дверью? - раздражённо пробормотал Хаус, лишний раз подтверждая ответ на вопрос Кэмерон. - Он записался в тайный клуб врачей-вуайеристов?
- Он не подглядывал. Он просто случайно заметил Вашу трость и решил убедиться, что с Вами всё в порядке, - быстро, но почтительно возразила Кэмерон. - Но тогда он… он увидел, что там были… две пары обуви, и…
- Ну и конечно, он решил, что ему просто необходимо обсудить с тобой и Форманом то, что я в порядке?
Голос Хауса был едким, с прорывающимися острыми нотками гнева, но выражение лица было отстранённым. Диагност пытался найти достойный ответ на раскрытие их с Уилсоном секрета.
- Получается, это правда?- Кэмерон внимательно изучала лицо Хауса. - Вы вместе?
Хаус поднял глаза и уставился на неё, сомневаясь некоторое время и оценивая свои преимущества. Которых, как оказалось, у него нет.
- Да.
Кэмерон ошарашенно моргнула, тяжело сглатывая и потупив взгляд. Затем, коротко кивнув головой, быстро развернулась, направляясь к выходу, но Хаус успел заметить разочарование в её глазах. Все надежды на то, что она могла быть с ним, разрушились, когда Кэмерон узнала о его связи с другим человеком.
- Интересно, что думает об этом Чейз? - подумал Хаус. - Его девушка до сих пор мечтает меня подцепить, а, узнав, что я уже занят, убегает рыдать в женскую комнату.
Хаус улыбнулся сам себе, представляя, как быстро Чейз рванул в комнату для переговоров для того, чтобы поделиться увиденным, - и реакция Кэмерон его более, чем удовлетворила.

***

- И что же было с твоей командой? - беззаботно и открыто спросил Уилсон по дороге домой. - Они казались такими раздражёнными. Я попытался поздороваться с Кэмерон в кафетерии, но она только быстро пробурчала что-то и убежала, даже не посмотрев на меня. Чейз пару раз бросал на меня косые взгляды в клинике, - Уилсон неожиданно замолк, подозрительно ухмыльнувшись. - Ну и какую мерзкую выходку ты выкинул сегодня, что они считают меня причастным к ней?
Хаус молчал. Наконец, он медленно выдохнул и, тщательно взвешивая слова и стараясь говорить как можно спокойнее, ответил:
- Чейз видел нас в туалете в прошлый раз и рассказал об этом Кэмерон и Форману. А сегодня Кэмерон спросила, пара ли мы, и я подтвердил их предположения о нас.
- Ч-что?! - Уилсон ненадолго потерял управление, недоверчиво пялясь на Хауса, и спросил, с прорывающимися нотками паники в голосе. - Ты сказал ей?
Взглянув Уилсону в глаза, наполненные тревогой, Хаус почувствовал, как тошнота тяжёлым грузом неприятно оседает внизу живота. Во рту пересохло. Он тяжело сглотнул, долго изучая лицо друга, но в конечном итоге опустил взгляд, уставившись на свои руки.
Наконец, тихо и тщательно подбирая слова, он ответил:
- У меня не было выбора. В любом случае, она уже знала. Чейз видел нас. И я решил, что нет повода для лжи.
Он замолк на пару мгновений, чтобы потом продолжить:
- Что нет причины для стыда.
Уилсон недоумённо моргнул, всё ещё ошеломлённый полученной информацией, но всё же заставил себя медленно кивнуть, пытаясь следить за дорогой.
- Нет, конечно, нет, - хоть слова Уилсона были обнадёживающими, выражение его лица, его голос - всё указывало на крайнюю озабоченность. – Просто… Было бы лучше, если бы мы держали всё в тайне. Во всяком случае, сейчас.
- Согласен, - в ответе Хауса было слышно разочарование. - Будет лучше, если никто не будет знать. Кто знает, что будут говорить окружающие?
Казалось, Уилсон не заметил едва заметный сарказм, сквозивший в голосе Хауса. Он нервно рассмеялся, позволяя легкомысленному ответу Грега смягчить тревожное выражение его тёмных глаз. Тошнота диагноста усилилась, когда он понял, как сильно раскрытие их секрета беспокоит Уилсона.
- Думаю, мы найдём выход из этой ситуации.

***

2009-11-10 в 00:36 

Fuckin' cuddlefag ©
Хаус был подозрительно молчалив до самого конца вечера, но Уилсон был настолько поглощён мыслями, что не заметил этого.
Они провели несколько часов, сидя перед телевизором и уничтожая ужин, сделанный Уилсоном на двоих. Но оба прекрасно знали, что онкологу наплевать на происходящее на экране. Не проходило и десяти минут, чтобы Уилсон не задавал вопросы о том, что именно Хаус ответил Кэмерон, и выдвигал различные предположения: как отреагируют его коллеги? Что они скажут на следующий день? Этого хватило, чтобы Хаус понял, что Джеймс не может думать ни о чём, кроме их "секрета".
В конце концов, Уилсон коротко вздохнул и встал с дивана, сладко потягиваясь перед тем, как медленно растереть затёкшую шею и направиться в сторону спальни.
- Я спать. Ты со мной?
- Ещё посижу, - ответил Хаус, не отрывая взгляда от экрана телевизора.
В любом другом случае Уилсон бы обязательно заметил натянутый тон Хауса. Но в этот вечер его сознание было далеко от реальности, чтобы обращать на это внимание. Наконец, добравшись в спальню и неторопливо раздевшись, Джеймс опустился на кровать, пытаясь утихомирить рой беспокойных мыслей о грандиозной истории об их с Хаусом отношениях, которую разнесёт больничное сарафанное радио к завтрашнему утру.
Он уже начал проваливаться в уютные объятия сна, когда почувствовал, как прогнулся матрац рядом с ним. Уилсон улыбнулся, когда Хаус коснулся губами его плеча и начал медленно прокладывать дорожку легких поцелуев к шее. Он неспешно закинул руку, притягивая Хауса ближе к себе и откидывая голову, открывая тому больше простора для ласк.
Уилсон не двигался, позволяя Хаусу делать всё, что он захочет. Грег провёл медленным ласкающим движением от плеч до запястий Уилсона, бережно заводя его руки за голову. Отвлечённый нежными поцелуями Хауса и своим зарождающимся возбуждением, Уилсон не заметил, как Хаус подвёл его кисти чересчур близко к спинке кровати. Точнее, не замечал, пока не почувствовал, как жёсткая кожа наручников, до сих пор прикреплённых к кровати, неприятно холодит кожу.
Уилсон резко распахнул глаза, недоверчиво оглядываясь на кисть, крепко зажатую в наручниках, пока Хаус, воспользовавшись замешательством друга, быстро обездвижил и его правую руку.
- Хаус, - его хриплый ото сна голос был потрясающе возбуждающ. – Хаус, что ты делаешь?
- Удивлён, мм? - Хаус шептал, но Уилсон был удивлён слепой злостью, прорывающейся в его голосе. – Да, конечно, удивлён. Это единственное, чего ты хочешь, не так ли? Ты хочешь контролировать всё: что я сделаю, что я скажу, с кем и как я буду разговаривать, потому что хочешь убедиться, что я - всё ещё твой чёртов грязный секрет!
- Нет, - возразил Уилсон, чувствуя, как тревога медленно и развратно щекочет низ живота. - Ты не прав, Хаус.
- Ты не хочешь, чтобы кто-либо знал о том, что мы пара. Нет, это же так оскорбительно для тебя! И может навредить твоему статусу плейбоя. Может, так и есть. Может, просто хочешь оставить наши отношения в секрете, чтобы быть свободным и делать всё, что ты хочешь, с кем ты хочешь? Ты устроил этот грёбаный цирк, чтобы показать, что я - твой. Но ты ведь независим, да? По-прежнему можешь всё, что тебе пожелается!
В голосе Хауса бурлили переполняющие его обида и ярость. Его поцелуи уже не были такими легкими и нежными. Теперь он безжалостно атаковал горло Уилсона, покрывая кожу жаркими, яростными поцелуями-укусами. Когда Хаус, наконец, добрался до приоткрытого рта Уилсона, тот смог почувствовать металлический привкус крови на кончике собственного языка. Джеймс начал уже задыхаться, и, когда Хаус отстранился, яростно глотнул воздух, заново учась дышать.
- Нет, - Уилсон едва мог говорить. – Хаус, ты ошибаешься. Я не хочу никого, кроме тебя. Больше не хочу. Клянусь, - поколебавшись некоторое время и стараясь выровнять своё рваное дыхание, он решился поднять глаза и, встретившись глазами с Хаусом, мягко добавил. - Хаус, поверь мне. Я принадлежу тебе так же, как и ты - мне. Просто я беспокоюсь о том, что люди будут думать о нас, как это отразится на нашей работе. Я не стыжусь тебя, нет. Я не хочу никого, кроме тебя. Я буду верен тебе, обещаю.
Хаус на мгновенье задержал неожиданно ранимый взгляд своих пронзительных голубых глаз на лице Уилсона. Он шумно сглотнул, и сомнение и неуверенность легкой тенью коснулись его лица. Однако в следующую секунду на его лицо вернулось обычное упрямое и решительное выражение.
В ответ на столь прочувственное откровение Уилсон получил лишь низкий собственнический рык.
- Тебе лучше поверить, что ты - мой! - его руки болезненно сжали запястья Уилсона, когда он слишком близко нагнулся к его лицу, сухо касаясь губами его рта. - Сегодня, пусть только сегодня ночью, но ты будешь полностью моим.

2009-11-10 в 02:30 

О да. "Ты - мой", потом снова "Ты - мой" и еще миллион раз "Ты - мой". У автора данного фика с головой большие проблемы. "Метод воздействия" - это цветочки. Вот "Мунлайт", который она написала далее, - это полный финиш. Уилсон похищает Хауса, приковывает его на цепь в подвале и вот уже тридцать одну главу издевается над ним как хочет. И все это - "чтобы спасти тебя от викодина и несчастной жизни". А "Тени сомнений"? Вы читали "Тени сомнений"? О!!! В предпоследней главе Уилсон выстрелили в Хауса из пистолета, Хаус выжил, обратился в полицию, и теперь Уилсону нельзя к нему приближаться, но он все равно ломится к нему в дом - потому что "Хаус мой!!!".
Девчонки - "Метод воздействия", как БДСМный фик, конечно ничего так.. Но ей богу его никто не переводил дальше, потому что через несколько глав этого придурка Уилсона уже хочется убить собственными руками. Вернее убить автора с его снесенным напрочь крышаком.

2009-11-10 в 06:08 

Daryi
LoraCleitman Прочитала ваш отзыв и наткнулась в нем на названия произведений, не подскажите где их можно почитать?

2009-11-10 в 09:19 

destorted mood-swing smile and certain music shadow covers
LoraCleitman
Уилсон похищает Хауса, приковывает его на цепь в подвале и вот уже тридцать одну главу издевается над ним как хочет. И все это - "чтобы спасти тебя от викодина и несчастной жизни".
Афигеть! :gigi: Мунлайт не читала, вижу, что правильно сделала)))
Вы читали "Тени сомнений?
Осилила в свое время несколько глав, потом заскучала.)))
Ей богу, аффтар приобрел бы манию величия, если бы узнал, сколько народу работало над его Левереджем, мва-ха-ха))):
5 переводчиков (в хронологическом порядке: Magestic, я, Lee.m, LoraCleitman, CeLLoFun) + беты

Daryi
Да в ее LJ сам черт ногу сломит, вот вперемешку Moonlight и Shadows of doubt (первоначальное название которого Dark Redux):
community.livejournal.com/dark_wilson/

2009-11-10 в 18:51 

Хорохорится и ерепенится...
LoraCleitman

Я читала левередж дальше, точнее пыталась, но так разозлилась на Уилсона, что плюнула, а два других я по саммари вычислила, что даже браться за прочтение не стоит. Все-таки я хоть и ангст люблю. но это полная клиника
П.С. к переводчику это не относится, переведено хорошо

2009-11-11 в 05:31 

Да в ее LJ сам черт ногу сломит, Smothered Hope :lol:По хозяину и вещь! :lol: Если ей в мозгах порядок навести некогда, о каком порядке в LJ может быть речь?

2009-11-12 в 21:11 

Fuckin' cuddlefag ©
Да в ее LJ сам черт ногу сломит
Что ещё раз подтвержадет укур Новой земли ТТ
Dreaming_Cat, рада, что Вам нравится)

2009-11-14 в 00:29 

У автора плохо с головой, и чтобы это понять, не надо быть, подобно мне, психологом, и уж тем более, дочитывать до 11-ой главы. Dixi.

URL
2009-11-15 в 19:13 

ты прелесть
Спасибо переводчикам за фанфик)) Он мне очень и очень нравится.
Довольно лёгкий и не напрягающий в чтении, интересный сюжет, наличие рейтинга. Прекрасный для восприятия язык, хоть и встречается тавтология.
Последняя глава была особенно хороша тем, что возникла щекотливая ситуация благодаря Чейзу - самый приятный момент. А БДСМ пока ещё не супер, но уже кое-что пошло в ход) Интересно, как же у них в итоге сложится на работе с коллегами и в личных отношениях.

2009-12-02 в 12:18 

М-де. Сам грешен - харт-комфортчик, но до подобного, извините, мозготраха с "ты мой, ты мне подчиняешься, но все это - ради тебя самого, чтобы ты не помЭр раньше времени" мне ещё как до Китая. И хвала Аллаху!

2010-01-09 в 05:05 

люблю дураков и пьяниц
ммм, даже не знаю, что сказать. начала читать - чуть не умерла, задохнувшись от эмоций и от такого уилсона. чем дальше - тем большее недоумение вызывает во мне сей фик. нет, не так. чем дальше - тем меньше верю, цитируя станиславского. и все же, интересно, что будет дальше и чем все это кончится. переводчикам - низкий поклон за проделанную работу, и всяческие благодарности, ибо мой аглицкий слишком ужасен, чтобы читать на языке оригинала... и да, записываюсь в число ждущих проду =)

   

Доктор Хаус с нами!

главная